Подводя итоги «Года театра», многие (включая театральных деятелей) называют лучшим спектаклем — «Барокко» Кирилла Серебренникова. Спектакль, безусловно, достойный, но есть нюанс — его премьера состоялась в декабре 2018 года, поэтому лучшим спектаклем 2019 года он может быть лишь условно. Театралы мыслят не календарным годом, а сезонами, простим им эту оплошность. Однако мы решили составить более точный рейтинг 10 самых интересных спектаклей Москвы и постарались отметить не только популярные и кассовые истории, но и те спектакли, которые продвинули театральное искусство вперед или вызвали дискуссии. Мы не гарантируем, что все спектакли из рейтинга вам понравятся, но вы точно расширите свои представления о театре и вряд ли останетесь к ним равнодушными.

10 МЕСТО: «ЗОБЕИДА»

РАМТ
Постановщики: Олег Долин (режиссер), Сергей Якунин (художник), Евгения Панфилова (художник по костюмам), Нарек Туманян (художник по свету).

Этот спектакль ничего нового развитию театрального искусства не предлагает. Скорее дает возможность взглянуть на качественно сделанное «хорошо забытое старое» — площадной театр и традицию комедии дель арте. Осенью этого же года Олег Долин поставил еще один спектакль, двойник «Зобеиды», — «Женщину-змею» в Театре на Малой Бронной. Тот же режиссер, тот же драматург, те же приемы — такое копирование воспринимается в какой-то степени уже неэтичным. Странно, когда ты берешь хит одного театра и копипастишь его в другом, но вряд ли успеху «Зобеиды» что-то угрожает. Во-первых, идет она только в теплое время года (с поздней весны до ранней осени), мест на спектакле очень мало, их буквально приходится «ловить». Во-вторых, на спектакль работает место проведения — открытый внутренний двор РАМТа, куда просто так попасть невозможно, а порой хочется увидеть театр с «изнанки». В-третьих, хороша близость к Государственной думе. Как известно, обязательным условием здорового площадного спектакля является актуальная и импровизационная политическая сатира. И чем ближе она к объектам насмешек, тем точнее и смешнее. Возможно именно желанием посмеяться над сервилизмом и коррупцией сегодняшних чиновников объясняется столь внезапный интерес публики к старому жанру.

Почему спектакль попал в рейтинг:

Потому что Олег Долин очень органично реконструировал старинную театральную традицию и показал, что если и стоит относиться к театру, как к музею, то сохранять в нем нужно не отдельные спектакли и интерпретации пьес, а именно театральные формы.

Для кого:

Этот спектакль отлично подойдет детям, он идеален для похода всей семьей. Ничего радикального, чистые эмоции, юмор и лицедейство — тот театр, который понятен и приятен большинству.

драма

Зобеида

4,5 Театральная сказка о вечной борьбе добра и зла.
  • Яркое впечатление
  • 0 отзывов
4,5

9 МЕСТО: «ПЕРИКОЛА»

Большой театр
Постановщики: Филипп Чижевский (дирижер), Филипп Григорьян (режиссер и сценограф), Илья Кухаренко (главный консультант), Влада Помиркованая (художник по костюмам), Сергей Васильев (художник по свету), Анна Абалихина (хореограф), Женя Беркович (автор редакции и перевода либретто).

Оккупировав Музыкальный театр им. Б.А. Покровского и присоединив его к себе, Большой театр бросил все ресурсы, чтобы оправдать присоединение. Для работы пригласили главных российских режиссеров современного театра «новой волны»: Александра Молочникова, Владислава Наставшева и Филиппа Григорьяна. В итоге, премьеры Камерной сцены превзошли даже спектакли, выпущенные театром на Исторической и Новой сценах. «Перикола» — комическая опера Жака Оффенбаха, которая давно устарела. Однако постановщикам во главе с Григорьяном удалось освежить не только сюжетные коллизии, но и сам текст либретто (Женя Беркович сделала новый, заразительно смешной перевод). Опера звучит на русском, но, пожалуй, это тот редкий случай, когда такой прием ее не портит, а только усиливает. Появились и остроумные заигрывания с жанром. Например, когда в типичной для оперы сцене героиня несколько минут поет арию-признание своему возлюбленному, а тот отсутствует на сцене и слышать ее «терзаний» не может, постановщики нашли интересный ход — она записывает ему голосовое сообщение.

Почему спектакль попал в рейтинг:

За работу с контекстом. Камерная сцена им. Б.А. Покровского расположена на Никольской улице. Сюжет оперы вращается вокруг украшения города к пышному празднеству на радость правителю. Лампочки Никольской становятся продолжением спектакля, а сам спектакль — яркой и жизнерадостной сатирой на жизнь в столице.

Для кого:

Для тех, кто считает, что Москва в последние годы сказочно похорошела, и, радуясь чемпионату мира по футболу на Никольской улице, не заметил принятия пенсионной реформы.

Перикола Премьера
опера

Перикола

4,5 Филипп Григорьян предлагает свою версию оперы Оффенбаха.
4,5

8 МЕСТО: «НОРМА»

Театр на Малой Бронной и Мастерская Брусникина
Постановщики: Максим Диденко (режиссер), Алексей Ретинский (композитор), Валерий Печейкин (драматург), Галя Солодовникова (главный художник), Светлана Доля (генпродюсер), Павел Змунчилла (художник по свету), Дина Хусейн (хореограф), Ольга Власова (музыкальный руководитель и дирижер), Олег Михайлов и Илья Старилов (видеохудожники).

Первый роман Сорокина стал первой премьерой обновляемого Константином Богомоловым Театра на Малой Бронной. Спектакль вызвал бурные обсуждения: многие остались недовольны качеством работы актеров театра на Малой Бронной. Действительно, в театре тела, который проповедует Диденко, они неловкие и не органичные. Но у спектакля есть две другие сильные стороны. Первая — художественная. Галя Солодовникова создала сильный и эффектный образ канализационной трубы, зловонные потоки которой переходят в глянцевый подиум, уходящий в светский партер. Эта же канализационная труба становится метафорой нефтепровода, показывая, что с советских времен немногое изменилось — мы по прежнему «живем на трубе, по которой течет вязкая, темная жидкость». Вторая удача спектакля — актерская. Именно здесь, во втором акте — лучшая роль в карьере Евгения Стычкина, на пределе, а порой и за пределами человеческих возможностей. Безусловно, его 40-минутный монолог войдет в историю театра и будет обязательным к просмотру студентами актерских ВУЗов. К слову, многие «негативные» рецензии и отзывы на спектакль умудрились вовсе не упомянуть Стычкина, что наводит на подозрения, что они просто ушли в антракте после первого действия.

Почему спектакль попал в рейтинг:

За неоднозначность. Если относиться к нему, как к традиционному спектаклю, то он проигрывает и распадается. Но если расценивать его как художественный манифест, то вряд ли в этом году кто-то создал визуальные образы точнее. Чего стоит одна сцена, где два росгвардейца застывают в позе двуглавого орла в жерле нефте-канализационной трубы — сложно представить более точную метафору современной России.

Для кого:

Спектакль подойдет визуалам, поклонникам Сорокина и приверженцам конркультуры. Никакого буржуазного лоска — сталинский ампир Дворца на Яузе и художественный акционизм вместо спектакля.

Норма Премьера
драма

Норма

4,5 Спектакль Максима Диденко о том, как меняется понятие нормы в современной России.
Купить билеты
4,5
Купить билеты

7 МЕСТО: «ПАЛАЧИ»

Гоголь-центр
Постановщики: Кирилл Серебренников (режиссер-постановщик, художник, автор сценической версии), Евгения Добровольская (режиссер), Татьяна Долматовская (художник по костюмам), Сергей Кучер (художник по свету), Даниил Журавлев (саунд-дизайн), Михаил Мясников (видеохудожник).

Нет лучшего режиссера для текстов Мартина Макдонаха, чем Кирилл Серебренников. После его освобождения из-под домашнего ареста многие ждали, что «Палачи» станут пощечиной режиму от обиженного и озлобленного человека. Однако Серебренников вновь нашел в ирландском драматурге русскость и сконцентрировался не столько на своем травматичном опыте, сколько на анализе проблем России — страны, где, как известно, одна половина сидела, а вторая — писала доносы. Серебренников обнаруживает, что были еще и третьи — те самые палачи, которые не сидели и не писали, а просто выполняли свою работу — убивали людей.

Почему спектакль попал в рейтинг:

Потому что сегодня театральной сцене не хватает чистых романтических идеалов. А «Палачи» Серебренникова становятся как раз призывом к совести как к национальной идее.

Для кого:

Для всех, кого интересует актуальный театр без радикализма. Вас ждет размеренное повествование, захватывающий сюжет и очень кинематографический монтаж. Большая, академическая работа большого мастера, пока еще не потерявшего связь с современностью. Также в этом спектакле очень красивая роль отведена Александру Филиппенко (после «Последнего свидания в Венеции» Дмитрия Крымова это его вторая лучшая роль в театре).

Палачи Выбор редакции
драма

Палачи

5,0 Спектакль Кирилла Серебренникова по пь­есе Мар­ти­на Мак­До­наха о «смертной казни».
5,0

6 МЕСТО: «ОКТАВИЯ. ТРЕПАНАЦИЯ»

Электротеатр Станиславский
Постановщики: Борис Юхананов (режиссер), Дмитрий Курляндский (композитор), Степан Лукьянов (художник), Анастасия Нефедова (художник по костюмам), Андрей Кузнецов-Вечеслов (хореограф).

Эта опера крайне хороша музыкально. Композитор Дмитрий Курляндский превратил вскрытие черепа советского вождя в монотонный, субтильный звук, кульминацией которого становится «плач по светлому будущему». Образ того, как вскрытие черепа Ленина обнаружило внутри классическую философию и чистые идеалы в лице Сенеки — первая столь убедительная попытка театрального исследования советского наследия. Всего час с небольшим, а вы понимаете, что в самом по себе коммунизме не было кровожадности, это обычная утопия, невинная и хрустальная идея, а вот ее метаморфозы на территории «Страны советов» породили в этом хрусталике кроваво-монструозные блики.

Почему спектакль попал в рейтинг:

Это, пожалуй, лучший музыкальный спектакль года. Отличный материал, сильные образы, внятная режиссура и крепкий перформативный элемент — на протяжении всего спектакля артисты массовки держат на себе семикилограммовые доспехи терракотовой армии, делая свое физическое измождение важным элементом спектакля.

Для кого:

Для всех, кто интересуется новой музыкой, оперным театром и изучением советского наследия.

Октавия. Трепанация Премьера
опера

Октавия. Трепанация

4,5 Первые показы в России оперы Дмитрия Курляндского и Бориса Юхананова, покорившей Голландию.
  • Яркое впечатление
  • 0 отзывов
4,5

5 МЕСТО: «Я УБИЛ ЦАРЯ»

Новое Пространство Театра Наций
Постановщики: Михаил Патласов (режиссер), Роман Шаляпин (ассистент режиссера), Алина Шклярская (автор сценария), Александр Мохов (художник-постановщик), Екатерина Никитина (художник по костюмам), Михаил Иванов, Алина Тихонова и Павел Гордеев (видео), Андрей Ковалев (оператор-постановщик), Станислав Свистунович (художник по свету), Андрей Гурьянов (композитор), Тимур Иванов (ассистент оператора).

Это единственный заметный спектакль года, который обратился к технологии виртуальной реальности. Михаил Патласов провел в архивах десятки месяцев и собрал материалы — от подготовки к убийству Николая II до последствий, к которым оно привело в современности. Часть документов была сыграна артистами Театра Наций во главе с Евгением Мироновым. Так, какие-то фотографии оживут на ваших глазах, какие-то будут создавать атмосферу, а где-то вам придется взглянуть в лицо беспристрастному ужасу документа. Примечателен и формат, в котором зрителям предлагается смотреть спектакль. Хронометраж всех частей превышает 3 часа. Один сеанс — длится всего 2 (и вряд ли глаза позволят вам так долго находиться в очках виртуальной реальности). Это сделано специально — режиссер не помещает вас самих в архив, а дает возможность самим собрать свою историю убийства, чтобы на выходе вы могли произнести знаменательное: «Да, и я тоже убил царя».

Почему спектакль попал в рейтинг:

За обращение с технологией. Режиссер использует одну из самых примитивных технологий виртуальной реальности, но грамотно оформляет материал. У фотографий и документов ободраны края, границы грубые, часто идут внахлест. Так, несовершенство технологии становится художественным решением и начинает только лучше работать на сюжет.

Для кого:

Для тех, кто любит историю, часто бывает в библиотеках и следит за тем, как развлекательные технологии находят выражение в жанрах «высокого искусства».

Я убил царя Выбор редакции
драма

Я убил царя

4,5 VR-спектакль о самой таинственной трагедий в истории России.
  • Яркое впечатление
  • 0 отзывов
4,5

4 МЕСТО: «РЕВИЗОР»

Театр «Около дома Станиславского»
Постановщики: Антон Федоров (режиссер), Надежда Федотова (видеохудожник).

По началу кажется, что режиссер решил превратить каноническую пьесу Гоголя в пластическую пантомиму с музыкой Ильи Лагутенко и Олега Каравайчука, но ближе к финалу спектакль вдруг оборачивается театральной реинкарнацией всего наследия Гоголя — временами пугающего, временами зловещего, местами очень комичного и отлично вскрывающего социально-политические проблемы. Всего за полтора часа в скромной коробке перед вами, с помощью театральной магии, оживет не только Хлестаков, но и сам Гоголь. На сегодняшний день спектакля по этой пьесе лучше и свежее в городе не найти.

Почему спектакль попал в рейтинг:

За самобытность. Антон Федоров — имя, которое нужно запомнить. Казалось бы, за годы трактовок и инсценировок найти в «Ревизоре» что-то свежее — задача нереальная, но Федорову удалось. Изящно он обошелся и с местом — в доме Погребничко он полностью мимикрировал под стиль мастера, а затем вывел свой собственный театральный язык.

Для кого:

Спектакль отлично подходит всем. От пожилых зрителей, которые не прочь увидеть еще одного, интересного «Ревизора», до школьников. Последних приводить на этот спектакль — чистое удовольствие. Поскольку пьеса рассказывается на языке образов, их школьное сочинение по спектаклю будет читать куда интереснее очередных скучных заданий по компиляции анализов самой пьесы.

Ревизор Выбор редакции
драма

Ревизор

4,5 Хрестоматийная пьеса в новом прочтении ученика Погребничко.
4,5

3 МЕСТО: «МОРОЗ, КРАСНЫЙ НОС»

Театр «Практика»
Постановщики: Марина Брусникина (режиссер), Алексей Сюмак (композитор), Ксения Перетрухина (художник), Илья Пашнин (художник по свету), Ольга Власова (музыкальный руководитель), Вера Приклонская (хореограф), Алексей Лобанов (художник по костюмам).

Спектакль значится в афише как опера Алексея Сюмака в постановке Марины Брусникиной. Однако, что бы ни говорили афиши, этот спектакль — детище двух других авторов, писателя Николая Некрасова и художника Ксении Перетрухиной. Композитор полностью обслужил писателя, подчинился тексту, его ритмике и мелодике. Часть строк вовсе зачитывается стихотворно, часть пропевается на манер русских-народных напевов. Есть лишь один момент, когда Сюмак выступил в своем «раннем» стиле и прописал «арию кашля». Как оперу воспринимать этот спектакль странно, но если смотреть на работу композитора, как на автора театральной музыки, то все более, чем удалось: музыка создает атмосферу, не мешает тексту и сценографии. 

В свою очередь режиссура Марины Брусникиной полностью растворилась в пространственных решениях Перетрухиной. Едва переступив порог театра, вы оказываетесь в сосновом лесу, где вас встречают его обитательницы — от маленьких до зрелых девушек. Вам придется следовать за ними по обоим залам театра — от вкрадчивого «рождения через пробуждения» до невероятно красивой «смерти через замерзание».

Почему спектакль попал в рейтинг:

За лучшую актуализацию классики. Поэма Некрасова — ранний гимн феминизму. Она рассказывает о героизме и силе женщины, проявленных в единстве с природой и в противостоянии ей. В центре повествования – женщина во всех ее ипостасях: «баба», «красивая и мощная славянка», «матка» и, наконец, «женщина русской земли». Эта эволюция и прорастает в спектакле, отлично ложась на современную повестку. Вы находите главную героиню пробуждающейся, крепнущей, и проходите вместе с ней весь путь до умирания на ледяных глыбах в финале — замерзание насмерть, которое в то же время — растворение в лучах света. Если Брусникина и Перетрухина видели спектакль Някрошюса «Гамлет», то финальная сцена — это еще и явный поклон ушедшему год назад мастеру.

Для кого:

Спектакль выполнен в редком жанре. Его аскеза в декорациях и действии будто сама подсказывает рекомендовать спектакль всем, кому близка русская народная тематика, крестьянский быт и православные ценности. Однако, при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что это очень современное высказывание, где драматургия развивается через пространство, свет и перемещение перформеров и зрителей. Если оперой получившуюся работу можно назвать с большой натяжкой, то как театральное путешествие в пучину души русской женщины она бесподобна.

опера

Мороз, красный нос

4,5 Моноопера по тексту Николая Некрасова.
4,5

2 МЕСТО: «28 ДНЕЙ»

Театр.doc
Постановщики: Юрий Муравицкий и Светлана Михалищева (режиссеры), Екатерина Щеглова (художественное оформление)

28 дней — такова идеальная продолжительность до наступления следующего менструального цикла. Выбрав форму древнегреческой оратории, отсылающей к спектаклям Марты Гурницкой, постановщики превратили события каждого дня ожидания следующей менструации в смелую, болезненную, откровенную и ироничную историю отношений женщины с обществом, противоположным полом, собственной природой и даже Вселенной. Пьеса Ольги Шиляевой, которая легла в основу спектакля, — потенциально один из лучших театральных текстов последнего десятилетия. В ней виртуозно и с ярким эмоциональным повествованием переплетаются мощный протест, вызов этике и культуре социальных табу.

Почему спектакль попал в рейтинг:

В первую очередь, за чувство юмора. Это один из самых смешных спектаклей года. Но, что особенно ценно, смех здесь — во многом средство защиты от культурного шока. Никто еще не говорил с такой ненавистью и одновременно любовью о женской судьбе и позиции в мире через физиологию.

Для кого:

Наверняка по описанию спектакль может шокировать. В это трудно поверить, но он подходит совершенно всем, старше 18 лет. Подойдет и младше, но тут уже на усмотрение родителей. Это очень смешное, меткое и динамичное действие. Главная героиня в костюме Белоснежки, суровый мужской голос и осуждающий хор девушек вокруг. Особенно радуются в зале мужчины, поскольку никогда прежде никто так легко и артикулировано не говорил с ними на подобные темы. Есть даже весомая потенциальная возможность, что после спектакля мужчины начнут лучше понимать и ценить женскую природу.

28 дней Выбор редакции
драма

28 дней

5,0 Оратория о месячных, гендере и социуме.
  • Потрясающе
  • 0 отзывов
5,0

1 МЕСТО: «СКАЗКА ПРО ПОСЛЕДНЕГО АНГЕЛА»

Театр Наций
Режиссер: Андрей Могучий (режиссер, сценарист), Мария Трегубова (художник-сценограф, художник по костюмам), Светлана Щагина (сценарист), Денис Солнцев (художник по свету), Владимир Варнава (хореограф), Алексей Титов (музыкальное оформление спектакля, саунд-дизайн), Борис Казаков (мультипликатор), Илья Старилов (видеохудожник).

Последние 20 лет многие постановщики пытались разговаривать со зрителями о 90-х. И если не считать недавнюю «Утопию», у всех получалось плохо — то обстоятельства были слишком близки, чтобы им сопереживать, то реализация выходила слишком шаблонной и прямолинейной. Андрей Могучий выбрал идеальную форму — форму сказки. К 90-м он беспощаден. Это время романтики и свободы, которые за 10 лет были не просто упущены, но и жестоки к чистому и беззащитному. В итоге, здесь сходятся воедино отличный текст математика Романа Михайлова, актерские работы (в паре ключевых сцен случается практически камео Лии Ахеджаковой), стильная и для избыточного Могучего очень взвешенная и вкрадчивая декорация, очень смешной сюжет, который к финалу погружает весь зал в слезы. Пожалуй, спектакля лучше, который бы на протяжении почти 4 часов держал зал в напряжении и работал, словно контрастный душ, в 2019 году не было.

Почему спектакль попал в рейтинг:

За чистоту формы. Все привыкли, что Могучий сооружает фантазийные, перегруженные и перенасыщенные театральные миры, от которых к пятому его спектаклю может начать укачивать. В «Сказке про последнего ангела» первые 20 минут думаешь, что попал в очередной из них. Но затем начинается чистая, как слеза, комедия, которая к финалу оборачивается мощным трагифарсом. Полностью академическая форма и спектакль, который при всей сложности темы, никого не может обидеть.

Для кого:

Спектакль подходит совершенно всем, но людям старше 30 лет (кто застали 90-е, помнят их ужасы и радости и способны испытывать по ним ностальгию) окажутся в полном восторге.

Сказка про последнего ангела Выбор редакции
драма

Сказка про последнего ангела

5,0 Спектакль-путешествие от рождения к смерти сквозь видения, знаки и знамения в постановке Андрея Могучего.
  • Потрясающе
  • 0 отзывов
5,0

ФЕСТИВАЛЬНЫЙ РАЗВРАТ

В 2019 году в Россию приехали спектакли всех мировых режиссеров: от Яна Фабра, Кэти Митчелл, Роберта Уилсона до Хайнера Геббельса, Яна Кляты, Саймона Стоуна и Акрама Хана. Связано это с объявленным в России Годом театра. Поэтому все самое интересное происходило именно на фестивалях. Однако, помимо гастролей именитых авторов, в рамках фестивалей, в России прошли два проекта, которые нельзя не упомянуть в итогах года. Оба сделаны с российскими актерами. Оба продвинули представление о театре в нашей стране вперед. Оба вызвали бурные обсуждения. И есть вероятность, что оба могут показать вновь, в качестве номинантов премии «Золотая маска».

«ПОЖАЛУЙСТА, ДАЛЬШЕ (ГАМЛЕТ)»

Этот спектакль в Петербурге поставила компания Яна Дейвендака Dreams Come True (Женева) на фестивале «Точка доступа». Зрители выступали в роли присяжных. Подсудимым становился Гамлет. Обвинителем — Офелия. Свидетелем — мать Гамлета Гертруда. Их сыграли российские актеры, которые заранее выучили каждый свой текст. Однако на каждом из показов были и другие исполнители, встречающиеся с предлагаемыми обстоятельствами впервые. По замыслу постановщиков, это реальные судьи. Россия стала первой страной, где судьи единогласно отказались участвовать в театрализованном процессе, что породило массу шуток о том, что лицедейства и отыгрывания ролей нашим судьям хватает в реальности. Их место заняли реальные адвокаты. Спектаклю это нисколько не повредило. Оказавшись в зале, вы могли не только разобраться в своем отношении к Гамлету и его убийству Полония (отца Офелии), но и в проблемах российской судебной системы.

«ИГРУШКИ»

Пожалуй, это самый скандальный спектакль года, поставленный в России Сигной Кестлер в рамках фестиваля Нового Европейского театра. Для спектакля в заброшенном ангаре завода слоистых пластиков построили целый город: 9 домов, площадную арену и прочее. Исполнители жили в этой декорации по 8 часов в сутки каждый день. Зритель попадал в город на целых 4 часа без антракта и сталкивался с жесткой иерархией, где каждый унижаем и может унижать сам. Никакой системы мотиваций, только система наказаний. На самом верху — богатая леди в исполнении самой Сигны. Она одинока, умирает и обещает оставить наследство девочкам, которые бесплатно будут в ее коммуне жить и обслуживать ее гостей (которыми являются зрители). Между леди и девочками есть персонал, который тоже боится леди, но не боится издеваться над девочками, работает за зарплату, на наследство не претендует. Девочки живут в домах по двое-трое. Они вас выбирают в начале спектакля и приглашают к себе в гости. В каждом доме оказываетесь вы и ещё трое гостей-зрителей. Больше места нет, домики маленькие. Задача девочек — вас максимально хорошо обслужить. Чтобы вы остались довольны. Будут приходить надзиратели, анкетировать вас, спрашивать довольны ли вы. Все идеально? Девочки получают максимальный балл. Что-то не так? Забыли предложить суп? Не налили водки (которая вполне реальна)? Баллы снимают. У кого к моменту смерти леди будет больше баллов — тот получит большую часть наследства. Как вы понимаете, «Игрушки» тут — именно эти девочки. Леди выжила из ума, окружила себя живыми куклами и заставляет их снова и снова проигрывать ее травмы из прошлого. Где-то это домогательства отца. Где-то образы монстра из кошмаров.

Спектакль построен на смерти, болезни и насилии, но, вопреки разразившимся вокруг него спорам, очень точен в границах. Все насилие игровое. Достаточное для того, чтобы поверить в происходящее и чувствовать опасность, но недостаточное, чтобы считаться токсичным. Вы испытываете травматический опыт, актеры — нет. Идеально просчитанный театр. Живут девочки, словно в игрушечной версии проекта «Дау». У каждой — выдуманная легенда. У них происходят сквозные события. Кто-то кого-то выгоняет из дома, кто-то у кого-то что-то украл, кто-то с кем-то дружит, а кого-то презирает. Минимодель общества в действии.

Каждая девочка, пригласившая вас в гости, рассказывает вам свою историю. Кого насиловал отец, кто рос детдоме, кто в церковном приюте. От хорошей жизни к леди не попадают. Но важно, что этими историями, провоцирующими вас испытать жалость и потребность девочек защитить, они заслоняют важное — к леди они пришли добровольно. Они рассчитывают на легкие деньги, могли бы пойти работать, но готовы потерпеть травматичный мир ради сиюминутной выгоды. Ваша роль — либо помочь девочкам набирать очки, либо сообщать персоналу, что те не справляются, и смотреть, как из-за вас их жестоко наказывают. Редко кто выибирал второй вариант. Чаще все бросались на защиту девочек, оказывались сманипулированными, и сами стали «игрушками». Только не для леди, а уже для девочек. И тоже делали это добровольно.