Спектакль Леди Макбет нашего уезда

Оценка редакции

Мрачный спектакль Камы Гинкаса с Елизаветой Боярской в главной роли.

Главная героиня — молодая купчиха, Катерина Львовна Измайлова. Её муж постоянно в работе, в отлучках. Ей скучно и одиноко в четырёх стенах большого богатого дома. Супруг бесплоден, но вместе со своим отцом попрекает жену. Катерина влюбляется в молодого красивого приказчика Сергея, постепенно её увлечение переходит в страсть, любовники проводят ночи вместе. Она на все готова ради своей грешной, преступной любви, ради своего возлюбленного. И начинается череда убийств: сначала Катерина Львовна отравляет свёкра, чтобы спасти Сергея, которого свекр запер в погребе, затем, вместе с Сергеем, убивает своего мужа, а потом душит подушкой малолетнего племянника Федю, который мог бы оспорить её права на наследство...

Роль Сергея, любовника главной героини, исполнит Игорь Балалаев, мужа сыграет Алексей Тараньжин, а в роли свекра купчихи Катерины Львовны Измайловой выступит Валерий Баринов. Художником спектакля станет Сергей Бархин.

Отзывы о «Леди Макбет нашего уезда»

Ирина О. 22 июня, 02:33

Леди Макбет нашего уезда. МТЮЗ. 21.06.2018.

Спектакль смотрела не в первый раз.
Каждый раз удивлялась точности построения действия (Кама Гинкас!). Эту постановку надо смотреть, что называется, не моргая, иначе есть шанс пропустить некую наносекунду или гранулу миллиграмма — и именно в этот момент всенепременно произойдет что-то очень важное, что пропускать нельзя. Очень страшное. Или очень красивое.

История эта нереально страшная. Она про то, как, полюбив глубоко и страстно, женщина от этой своей любви превращается в монстра. И — убивает, убивает, убивает... Старика. Мужчину. Ребенка...
В спектакле нет луж крови и трупов, валяющихся в них со страшными ранами. Тут просто озвучивается: убит так-то и так-то... а сам убиенный еще какое-то время находится тут же, среди живых, только как-ты немного удивляется своему новому положению.

Но и — история эта невероятно красивая. Ибо она про любовь.
И вот тут уже нет условностей. Страстно приоткрытые губы, вздрагивающие пальцы, кто касаются любимого лица... Особенно когда сидишь близко — честное слово — это откровенная эротика.
Впрочем, не нужно даже касаний. В спектакле есть несколько моментов, связанных с едой...
Когда по жаре все домашние спят во дворе, под звездным небом, на которое, сквозь ветки яблони, любуется Катерина — потом все едят из маленьких сверточков, и Сергей слизывает что-то с пальцев...
Когда Катерина кормит Сергея булкой, намазанной вареньем и он запивает еду из носика чайника.
Наконец, когда Сергей достает из кадушки соленый огурец... Ох, уж этот огурец! Честное слово — сплошная эротика.

И одновременно — когда родня Катерины пьет свой утренний чай... ведь тоже — еда. Но ничего более антиэротичного придумать нельзя.

В спектакле фантастическая сценография, придуманная Сергеем Бархиным. Наклонный помост, сужаясь, уходит вдаль. В полную черноту. Толстые стены с крохотными окнами-бойницами. Колесо — без телеги и сани — без лошади.
И много-много икон. Вернее, много серебряных окладов, в которых нет ликов. И лампады не горят. Нет глаз, которые бы увидели зло и могли его предотвратить... Впрочем, книжечка с житиями святых у Феди Лямина не отвратила его убийства — но привлекла, хоть с опозданием, людей и к раскаянию Сергея привела.

Хотя — как это: нет глаз? Глаз-то как раз много. Это - дворня, которая всё видит, все понимает, но молчит, когда страшное происходит.
Потом эти же люди превращаются в арестантов (с долгой молитвы-песнопения, кстати, начинается спектакль).
Но... Вот почему тут все безглазые и безликие? Это словно античный хор, который тоже всё видел, всё комментировал (иногда даже то, что только должно было произойти), но — нимало не вмешивался в действие.

На главных ролях — Звёзды, которые еще к тому же и актеры хорошие: Е.Боярская, И.Балалаев, В.Баринов, А. Тараньжин (замечательный!).

А в результате — спектакль, который смотреть хочется вновь и вновь. И который смотреть очень страшно.

Ефимова Елена 10 ноября 2014, 11:58

31 октября, Московский ТЮЗ
Спектакль «Леди Макбет нашего уезда»
Первая сцена. Шинели. Подняты так, что у стоящих спиной к зрителям людей будто нет голов. Безмолвно идут они по дороге, по каторжному тракту, вдаль сцены, уходя от зрителя. Тихая серая людская масса, только дважды вырывается из нее на четвереньках человек, запевая надрывно разгульную песню. Но его тотчас же зашикивают, чуть ли не затаптывают, грубо затягивают обратно внутрь этой толпы. Ни стон, ни крик не вырвутся из нее больше… Это дорога, по которой идут на каторгу.
Эта первая сцена перехватывает дыханье, затягивает в действо, и вот на сцене появляются главные герои: Катерина Львовна (Елизавета Боярская), ее муж, свекр (Валерий Баринов) – купеческая семья, в которой и душно, и тяжело, и скучно живется молодой, полной сил к жизни Катерине.
Как она выписана у режиссера вначале? Лиричная, невинная девочка-попрыгушка. Ой ли? Якобы Сергей только виноват, что ее прельстил да научил мужу изменять. Еще и после первого убийства (свекра) она сохраняет свою лиричность. Наслаждается любовью, красотой летней ночи. Лиза Боярская словно стихи декламирует описание этой ночи, говоря словами автора.
Вообще, в этой постановке использован такой прием: актеры произносят отрывки авторского текста описательные, повествовательные, и иногда о себе говорят в третьем лице. И вроде бы они на сцене, и повествуют о себе так, будто являются сторонними наблюдателями своих жизней.
Но не сделан контраст между этой отрешенностью и трагедией, которая должна развернуться перед глазами зрителей.
Никогда Катерина (Катерина И-Львовна, как ее несколько фамильярно называет в постановке Сергей) не представлялась мне лирической, и тем более невинной. Когда читала Лескова, помню те мучительные чувства, которые у меня вызвала эта история, вплоть до физического отвращения. Последней каплей, превышающей меру злодейства, было убийство ребенка, тихого набожного мальчика, племянника убиенного мужа Катерины Львовны. Лесков пишет так, что от ужаса леденеет кровь, что хочется вопить к богу «за что!!!?» и к Лескову «зачем… зачем так написал, так не бывает! Неужели зло может дойти в душе человека до такого предела!»
А в спектакле этого накала, этой все внутри переворачивающей трагедии не возникает. Убийства происходят спокойно, как бы сами по себе.
И снова вернусь к главной героине. В Екатерине должна быть сыграна страсть, решительность, тупая звериная жестокость, но ледяная, без надрыва. И самого начала своего не лиричная она. Она зачинает убивать, всегда она. В натуре Екатерины есть властность и жесткость. Кто бы мог сыграть эту драматичную, очень яркую роль? Для меня это Вележева (вспомните ее Настасью Филлиповну в фильме «Идиот»).
Когда я шла на спектакль, то внутренне боялась: что, если мне вновь придется испытать те чувства ужаса, холода и безысходности, которые остались после прочтения книги. Я боялась и в то же время ждала такого же накала. Те же двойственные чувства остались у меня после спектакля: и благодарна режиссеру, что душу мне не вывернули, но одновременно и разочарована.
Почему не «вывернуло душу»? Смерти на сцене были нестрашными. Убиения как такового на сцене натуральными средствами не было показано. Факты убийства актеры описывают повествовательно. Только один раз муж Екатерины Львовны бросается душить Сергея, но это как раз выглядит лишним, нарушая общий подход к спектаклю.
Все же что-то здесь не найдено. Как можно бы было сделать так, чтобы зрителю передать всю глубину происходящего? Ведь мы приходим в театр за переживанием.
Что не понравилось? Много откровенных сцен любовных страстей. Зачем? Стоит ли договаривать все до конца, оставьте простор нашему воображению. Это коробит порою, особенно же покоробила сцена с граблями на длинной палке, которой Сергей охаживал Катерину Львовну по причинным местам. Пожалуйста, уберите это из спектакля.
Что понравилось. Использование православных песнопений в спектакле. Очень к месту, очень глубоко действует. Звучат они, когда шинели уходят вдаль, когда Катерина Львовна совершает первое убийство. Шинели появляются в спектакле после второго убийства, серые, безмолвные. Катерина Львовна бросается обнимать их, прижимать их к себе, будто прощается да обнимает свою собственную будущую участь.

Рецензии

«Леди Макбет нашего уезда»: русская народная ведьма

Кама Гинкас поставил спектакль с участием Лизы Боярской.

3 декабря 2013, Наталья Витвицкая

Читайте про другие
события

Актеры «Леди Макбет нашего уезда»

Смотреть всех актёров

Статьи по теме

Другие спектакли / драма

Еще лучше спектакли в Москве

2 октября (вт) | 19:00 | Школа драматического искусства, перформанс 2 октября (вт) | 19:00

Уникальный спектакль-концерт, в роли инструментов — театральные машины.

5 октября (пт) | 19:00 | РАМТ, драма 5 октября (пт) | 19:00

Политическое кабаре о нацистских судьях.

12 октября (пт) | 19:00 | МХТ им. А. П. Чехова, драма 12 октября (пт) | 19:00

Драма по пьесе Агаты Кристи с Ренатой Литвиновой в главной роли.

17 октября (ср) | 19:00 | Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, опера 17 октября (ср) | 19:00

Три оперные новеллы по произведениям немецкого мистификатора.

14 октября (вс) | 19:00 | Около дома Станиславского, драма 14 октября (вс) | 19:00

Искрометная и уникальная инсценировка культового романа Дюма от адепта театра абсурда Юрия Погребничко.

27 сентября (чт) | 19:00 | Театр им. Евг. Вахтангова, драма 27 сентября (чт) | 19:00

Маковецкий в суперхите Туминаса.

9 октября (вт) | 20:00 | Театр наций, драма 9 октября (вт) | 20:00

Ингеборга Дапкунайте в роли князя Мышкина.

Выбор редакции

21 сентября (пт) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 21 сентября (пт) | 19:00

Остроумный и глубокий спектакль по великому роману Михаила Булгакова.

25 сентября (вт) | 19:00 | Студия театрального искусства, драма 25 сентября (вт) | 19:00

Сокровенные разговоры о любви в интеллигентной режиссуре.

21 сентября (пт) | 19:00 | Театр наций, драма 21 сентября (пт) | 19:00

Миронов, Хаматова, Боярская в очень современной версии чеховской пьесы.

23 сентября (вс) | 19:00 | Театр им. Ермоловой, драма 23 сентября (вс) | 19:00

Отличная трагикомедия с Иваном Янковским в роли разочарованного в себе героя.

драма

Осовремененный Чехов в режиссуре Виктора Рыжакова.