Спектакль Набукко

Оценка редакции
Дата премьеры: 2 декабря 2006

Грандиозная опера Дж. Верди в постановке Андрейса Жагарса.

Главная тема постановки — насилие. Военное меньшинство мучает мирное население, чья жизнь внезапно оказалась под угрозой. Звуковой напор, создаваемый солистами и оркестром Новой Оперы, так велик, что грохот  поезда, под которым в финале  гибнет героиня, оказывается кульминацией спектакля.

Отзывы о «Набукко»

Ещё 2 отзыва
tabk 19 марта, 11:38

Великолепная опера Верди в постановке Андрейса Жагарса на сцене Новой оперы – один из самых сильных и пронзительных спектаклей, увиденных мною за последнее время.
Первое, что потрясает – это, конечно же, бессмертная музыка в блестящем исполнение оркестра под руководством Александра Самоилэ . Скажу честно, когда я слушала увертюру, у меня было ощущение, что даже если занавес не откроют и оркестр будет просто продолжать играть – мне будет этого вполне достаточно для полного счастья).
Сама постановка не классическая, она осовременена – Новая опера не изменяет своему названию. Но насколько же тонкая и проникновенная параллель проведена режиссером, она заставляет задуматься о том, что же прошлось пережить этому народу за всю свою историю, которая развивается по спирали. Действие на сцене происходит на станции метро, в период Второй мировой войны – и, соответственно, передает весь ужас и отчаяние той эпохи. Костюмы героев – всех! – это отдельный предмет восхищения, чего только стоят кроваво-красные наряды Абигайль.
Образ Абигайль очень удался Марине Нерабеевой, она сумела показать весь диапазон чувств – от влюбленной женщины через мстительную фурию к расскаявшейся дочери. Вокальное исполнение прекрасно, ее героине искренне сочувствуешь в конце. А ведь партия Абигайль одна из самых сложных в мире оперы. Сергеев Мурзаев в роли Набукко великолепен, я не могла сдержать слез.
Но сердце мое покорил Захария в просто изумительном исполнении Отара Кунчулия. Настоящий предводитель народа евреев, грозный в гневе и снисходительный в милости.
Но все же, как мне кажется, главный герой в этой опере – это народ. И это было очень хорошо передано. Я наблюдала за массовкой и впечатлена – ни одного случайного человека, играют абсолютно все , и очень хорошо. Все очень продумано и передано, создано огромное количество разнообразных характеров и судеб, и именно этим удалось передать масштаб трагедии целого народа. И пронзительнейшее исполнение Va, pensiero хором, заключенным за решетку, с девочкой с плюшевым мишкой на переднем плане – вершина этой постановки.
Андрейс Жагарис, режиссер спектакля, писал: «Я хочу вызвать у зрителя личные ассоциации, чтобы он был глубоко тронут этой историей и не ушел со спектакля равнодушным». Мне кажется, он добился этой цели, эта постановка не может оставить равнодушным никого.

Елена Шмырева 7 декабря 2019, 01:38

Чудесные мелодии и голоса в нелогично осовремененной постановке
Условность сюжетов большинства опер давно уже перестала раздражать мой мозг. Но вот добавление к этой общесмысловой нелогичности «смелых» режиссерских решений порой ставят в тупик. Зачем? Зачем переносить время действия повествования из дохристианских времен в условные времена первой-второй мировых войн. Может оно и ближе по времени, но основные коллизии сюжета связаны с темой, как мне показалось, веры в истинного Бога, а для притянутого периода религиозность совершенно не характерна. Отсюда происходит не оправдание поступков героев, а наслоение несуразностей.
По сюжету. Власть из рук в руки переходит моментально: белые и красные — все такие разные... И дело не в истинном завоевании и порабощении, а в предательстве по идейным и корыстным мотивам (темы Павлика Морозова и шекспировского Лира тесно переплелись).
По персонажам. Свой среди чужих, чужой среди своих. Это про племянника царя иудеев — Измаила. Ему дается поручение церковнослужителями: стеречь главную заложницу, попавшую в плен дочь предводителя вражеского войска вавилонян — Фенену. Но, как оказывается, в далеком мирном прошлом, когда еще не было войны, и Измаил служил послом в Вавилоне, молодые люди успели познакомиться и влюбиться. Что делает Измаил? Он отпускает пленницу, для этого ему пришлось сразиться с охраной из соотечественников. Как к нему после этого могут отнестись соплеменники. Их ответ: «Убирайся! Ты предал нас и бога. А у предателя нет собратьев!»
Возлюбленная Измаила и одновременно дочь Набукко — Фенена. Страдалица по мировоззрению. Ее позиция — слабых нельзя обижать. Измаил ее отпустил, на время она куда-то исчезает, но когда приходит весть, что войско отца одержало победу, она присоединяется к побежденным и принимает их веру.
Сестра Фенены — Абигайль — главный отрицательный персонаж. Именно она ведется на заговоры церковнослужителей, чтобы сместить отца и сестру от правления, и встать во главе новопровозглашенного правительства. Заговорщики в кожанках а-ля-Троцкий, Абигайль — то ли комиссарша, то ли служащая вермахта. Скорее второе, поскольку хитростью пытается протащить приказ о казни порабощенных евреев и собственной сестры. В основе поступков Абигайль лежат два основных мотива: личные амбиции и любовь к Измаилу, который слишком увлечен Фененой, чтобы замечать интерес к своей особе её сестры.
И наконец, Набукко — тот, чьим именем названа опера. Папа двух столь разных дочек, военачальник вавилонского войска. Чье имя было исторически несколько длиннее — Навуходоносор — но упрощающие всё чужеземцы сократили до такого несерьезного прозвища. Чувствуется, что он воин, а не правитель. Не умеет подбирать заместителей, чуть от трона — сразу переворот. Да еще Бог на него рассержен, за то что провозгласил себя равным ЕМУ! Наказание — приступы сумасшествия. И только после покаяния, рассудок возвращается и волшебным образом возникают верные союзники и соратники. Казнь иудеев отменяется. Все счастливы, кроме Абигайль. Узнав о том, что ее планы полностью разрушены, несчастная принимает яд.
Пересказала почти всё. Но слушать оперу надо не ради сюжета, а ради великолепной музыки Верди и ради голосов. Мне было легко воспринимать вещь, хотя слушала ее впервые. Легкость восприятия говорит о мелодичности произведения. Тут много хоров. Подозреваю, что именно ради известного Va pensiero, sull’ali dorate / «Лети, мысль, на золотых крыльях» — хора иудеев оплакивающих свою участь и тоскующих об утраченной родине, и был произведен режиссером декорационно-временной перенос действия.
Но мне больше понравился не этот номер, а сцена проклятия Измаила соотечественниками. По темпу очень похоже на Эндрю Ллойд Веббера - сцену казни Христа. Вот представьте себя, идете на классическую постановку, а видите в ней предвестника рок-мелодии. Очень неожиданно и интересно было такое ощутить.

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 8)

Читайте про другие
события

Другие спектакли / опера