Спектакль Поругание Лукреции

«Поругание Лукреции» – шедевр по форме и содержанию. Гений Бриттена создал «Страсти» человека ХХ века (еще один пример – «Царь Эдип» Стравинского). В отличие от Баха и Стравинского, Бриттен концентрирует великую проблематику и духовную энергию пассионов (самого мощного трагического жанра, рожденного христианской культурой) в невероятно интимную, камерную форму.
Духовный путь человечества и Христа пропущены через хрупкое тело одной женщины – Лукреции. Неслучайно ее лейтмотив (Lucretia’s chaste / «Честь Лукреции») – барочная риторическая фигура креста. Она символично обрамлена темами двух мужчин. У насильника Тарквиния это нисходящая тема, которая превращается в финале первого действия в жуткий шаг траурной пассакалии: ансамбль «Good night» – страшный миг затишья перед ночью, ведущей Тарквиния в его одинокий ад. В партии Коллатина, мужа Лукреции, восходящий ход – не что иное, как тема Тарквиния в обращении.
Происходит роковая подмена одного мужчины, желанного, другим. Тарквиний – пришелец, его не ждали, но явился он, а томление живет в теле Лукреции («Лукреция ранима желанием»). Желание делает нас уязвимыми, идеальность хрупка. Желание Лукреции-женщины не может не войти в роковой резонанс со все нарастающей похотью мужчины. Добродетель – всегда самая желанная добыча для греха.
Изнасилование Лукреции не есть физическая схватка полов (тело проиграно человечеством со времен Эдема, оно – тлен), но борьба за душу, за право остаться человеком. Тарквиний находит здесь свой конец и обрекает душу на вечные муки и забвение. Лукреция начинает долгий мучительный путь восхождения к Богу. Ее самоубийство – бескомпромиссный шаг обретения себя, обретения бесконечности духа. Максима романтика Новалиса через полтора столетия актуальна вновь: «Смерть – это жизнь после смерти. Жизнь усиливается посредством смерти». 

Екатерина Одегова

Фотография обложки Спектакль Поругание Лукреции: автор: Даниил Кочетков, источник: goldenmask.ru.

Отзывы о «Поругание Лукреции»

Ия 4 декабря 2019, 11:27

Опера прошлого века; 1946 год. Бриттен возвращает английской музыке значение.
И тут никаких песен, конечно. Речитативы плюс лейтмотивы, а также дирижер за клавишами, и это Ян Латам Кёниг играет на пианино и дирижирует. Еще что необычно: либретто, текст вообще. Он – интересный, в литературном смысле. Автор – некий Рональд Дункан. Со вкусом автор. Никакого «мой миленький дружок, любезный пастушок». Вполне возможно задрать голову к бегущей электро-строке и зачитаться, задуматься, отвлечься, впасть в рефлексию, тогда как эта опера - античная трагедия с комментирующим хором. Но не эпическая, а камерная. Тут всего 8 певцов и небольшой оркестр. Партия арфы в опере – вообще отдельный разговор, хотя и контрабас здесь слышим больше, чем когда-либо.
Впервые эту трагическую историю поведал миру Тацит, писатель римский и далеко не нейтральный политически, заметно, по сюжету в том числе, что этрусков он не жаловал, и как столичный житель, к провинциалам относился с высокомерием, и дикарей представлял в неприглядном виде.
Еще есть сочинения про Лукрецию поэта Ливий и главное, Уильяма Шекспира. Что касается России, считается, что пушкинский граф Нулин – иронический парафраз этой истории. Вот кем считается, не вспомню.
Вот на сцене два человека, что поют о своей странной роли. Правдиво поют.
Никому не станет ясно, кто они. Нужно смотреть в программку или знать заранее
Что эти двое, Мужской хор – Георгий Фараджев и Женский хор – Наталья Креслина
Хор комментаторов и альтер эго действующих лиц, мужчина и женщина
Нам предстоит познать всю неромантическую подноготную отношений между полами. Всю эту жесть, трагедию и в общем-то несовместимость.
Такую несовместимость, что лучше умереть для честной и прекрасной женщины, чем жить в мире насилия, инстинкта и войны, в мужском мире. Лукреция – Мария Патрушева. Красивый голос, синее платье (в сцене ночи).
Лукриша, Лукриша! Так это имя распевается здесь.
Распевается оно и мужем, Коллатином (Алексей Антонов) и сыном императора Тарквинием (Артем Гарнов). На спинах их торчат кинжалы будто у дикобразов, а в речах – лишь похоть, жажда есть, пить и убивать.
Эффектна визуально и концептуально сцена единения Тарквиния и его коня. Очень круто выглядит. И вообще рябь на воде, изменчивые состояния природы- на полосе экрана в центре – глаз не оторвать.
Понятен исторически ансамбль – «Рим для римлян», и естественнее в то же время.
Очень любопытная постановка получилась, в которой интересно все – и музыка, и текст, и исторический контекст, и сверх-эмоциональность.

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 10)

Читайте про другие
события

Другие спектакли / опера