Спектакль Некийя

Оценка редакции
Дата премьеры: 13 марта 2019

Проект «НЕКИЙЯ» реализуется в двух версиях – онлайн и оффлайн. Такой актуальный и высокотехнологичный формат презентации музыкального произведения будет представлен в России впервые. В Центре Вознесенского оффлайн-версия проекта будет реализована в формате оперы-инсталляции. В одном из залов Центра опера будет транслироваться в режиме нон-стоп; синхронно с 4-канальным звуком на шести экранах будет передаваться видео Елены Немковой. Продолжительность полного цикла оперы-инсталляции –— час. Однако, время пребывания внутри инсталляции не ограничено — посетители могут пробыть там от нескольких минут до нескольких часов, прослушав и посмотрев оперу один или несколько раз. «НЕКИЙА» включает в себя элементы иммерсивности: каждый зритель-слушатель,
находящийся в зале, где исполняется опера, как бы примеряет на себя роль главного героя оперы, Одиссея. Как и Одиссей, спустившийся в Аид, зритель, находясь в центре инсталляции, выслушивает монологи четырех мифологических героинь – умерших Алкесты, Эпикасты (Иокасты), Александры (Кассандры) и Эвридики.
«Музыка задушевного шепота, задыхающихся звуков, шипов, всхлипов, стонов и четверного пианиссимо, из которых появляются бессвязные слова, предложения и осторожные звуки, заполняет всюе дление одного ительность часа. Эта Экзистенциальный минимализм этойвокальная партитурыа дышит выражает сопротивлением в своем экзистенциальном минимализме». Гизелa Наук, Deutschlandfunk Kultur.

Дмитрий Курляндский – один из самых известных современных композиторов, член Союза композиторов России, лауреат многочисленных международных конкурсов, а также Премии «Парабола» Независимого благотворительного Фонда им. Андрея Вознесенского. Его произведения звучат на международных фестивалях и концертах, транслируются по радио во всем мире. С 2013 года Дмитрий Курляндский – музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский. В 2014 году опера Курляндского «Носферату» в постановке Теодороса Терзопулоса была номинирована на Национальную театральную премию «Золотая Маска».
 

Отзывы о «Некийя»

omlobach 23 апреля, 11:35

Я вот с 13 марта, с момента открытия НЕКИЙИ в https://www.facebook.com/voznesenskycenter/ Вознесенского думаю о том, что там было. Если кто не знает, это такая постоянно действующая до конца апреля ситуация под видом современной оперы Дмитрий Курляндский (Dmitri Kourliandski) о сошествии в Аид Одиссея. Про спуск, про умирание. На стихи Димитриос Яломаса. И в виде декораций - видеоарт Елены Немковой.
Сразу стоит сказать, что, если не читать буклетов и текстов, многое будет не то что не понятно, а истолковано не в русле замысла авторов. А если читаешь, то конечно, попадаешь в заготовленные заранее для тебя ассоциации, что часто (мной) воспринимается как некоторое лукавство современного искусства, но можно и резонанс словить. Что редко. В данном случае удалось словить. А было это так. Приходите вы такой в Центр на открытие. Вас встречают, благожелательно обихаживаю и предлагают пройти собственно к событию. Это такая дверь и за ней темная комната. А до этой комнаты - гомон, люди, встречаются, разговаривают, приветствуют друг друга и перемещаются по всему красивому, яркому пространству. И так приятно наблюдать это и беззаботно общаться. Но, вот надо бы и собственно к искусству припасть. Заходишь за дверь заветную, а там темно, прохладно и пусто в большой комнате. На всех стенах плывут странные, расплывчатые цветовые пятна (видеоарт). Из динамика идут звуки, которые сначала кажутся просто шорохами скрипами, а только потом ты начинаешь различать в них и неузнаваемые слова стихов, звуки слов и шорохи звуков. И вот стоишь ты такой в центре этой комнаты, рядом с тобой максимум еще один-два человека, потому что задерживаться там странно. Немного постояв, люди в общем быстро выходят. Это как на полном скаку остановиться, после тех комнат, из которых ты сюда вошел. И это как первый порог смерти. Еще минуту назад ты был со всеми и в ярком месте, а сейчас один и в темноте. Здесь прохладно и что-то медленное и непонятно происходит. Ты этого мира и его законов не знаешь, но уже здесь. И это не то, что пугает или раздражает... Смущает. Необходимостью остановить в себе быстрый внутренний ритм и зависнуть.
Вот тут и наступил единственный момент, когда предварительная подготовка помогла пройти в ситуацию. Никаких ассоциаций к тому, что я тут воспринимаю сначала не было. А потом я вспомнила, что читала про то, что Елена Немкова создает расплывчатые образы, которые как бы видны через прикрытые веки. Но, так же я знаю, что в бодрствующем состоянии человек стремится рефлекторно открыть глаза. А чтобы я могла позволить себе недоуменно следить за световыми пятнами на моих веках, я должна быть совершенно, абсолютно быть уверенной в безопасности того, что со мной происходит. Спокойна и доверчива.
И в этот момент мне стало ясно, что авторам то удалось сделать странную и тонкую ведь - сконструировать возможность представить дорогу в Аид. Это сразу после шума жизни, в свободном пространстве, где звуки и цвет говорят тебе о том, что ты в совершенно другом мире. И что сюда не прошел за тобой страх. Ты сам с собой, спокоен и доверяешь тому, что происходит. Только доверяя тому, что вокруг, можно спокойно закрыв глаза, следит за светом на твоих веках, который уже не видишь как прежде. С изумлением узнавать намеки на слова, которые знал раньше и внутренне озираться в новом мире. Сколько можешь.
Одновременно приходит осознание, что ты можешь сейчас вернуться к живым. И это так хорошо! Так хорошо, что хочется еще немного постоять тут, чтобы твое возвращение к живым не выглядело для тебя же бегством с пыльной дорогие Аида. Она не заслужила бегств, потому что был добра. Умиротворяющая. А потом ты все-таки открываешь дверь, выходишь к людям и испытываешь еле заметное облегчение. Это была маленькая спокойная смерть. Не далеко, к самому началу дороги, оттуда еще возвращаются. И я не знаю, надо ли мне было это знать... Но, зла мне не принесли даже дав знание, которого я не просила... Мне принесли индивидуальную оперу. И ощущение спокойствия на несколько минут в центре Москвы.
Как известно, по плодам узнается древо, а событие по послевкусию. От того, в чем я побывала мне было удивительно тепло и спокойно. Это чистое искусство, оно даже осветило место, где явилось. И теперь Центр Вознесенского для меня личный портал во что-то. Думаю, и останется. Играть с энергиями других миров опасно, но если удается - вознаграждается дарами. И спасибо тем, кто рискует. Собственно, в этом и есть функция настоящего искусства, не смотря на время и нравы. Так что авторы - молодцы!)
И когда совершенно случайно мы встретились там с Айсылу Кадырова, она тоже постояв в задумчивости в прохладной темной комнате сказала: "Какое спокойное ощущение!" Мне кажется, что стоит внести так же в соавтор оперы мелким шрифтом (в перечень участников создания хотя бы) и Антон Каретников (Anton Karetnikov). Потому что он создавал такую атмосферу жизненного праздника и радостного места для тебя "там, где чисто и светло", что это было как событийная увертюра, как предисловие и послесловие для основного действия, которое все вместе увеличивало выразительность и контраст.
Всем большое спасибо! Это было здорово!)))

Ольга Лобач

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 10)

Читайте про другие
события

Актеры «Некийя»

Смотреть всех актёров

Другие спектакли / инсталляция