Спектакль Знакомые чувства, смешанные лица

Оценка редакции
Выбор редакции

В 2017 году закончилась одна из самых плодотворных и оригинальных глав в истории современного театра: после 25 лет руководства Франк Касторф покинул легендарный берлинский театр «Фольксбюне», а весь репертуар театра попросту перестал существовать. Кроме спектаклей самого Касторфа тут шли спектакли другого выдающегося режиссера Кристофа Марталера. И среди них «Смешанные лица, знакомые чувства», один из шедевров мастера. С потерей шедевра сложно смириться. Тем больше была радость, когда выяснилось, что Марталер и артисты сумели восстановить его для гастрольных показов. 
Все фирменные приемы Марталера, его меланхолическая ирония, его фирменные гэги, безупречная музыкальная партитура, эксцентричные танцы, абсурдистские тексты, заставляющие одновременно грустить и хвататься за живот от смеха – тут, как всегда, налицо.
Действие спектакля происходит в музее, из которого вынесли все экспонаты. Идет смена экспозиции. Вместо работ старых мастеров в большой зал вывозят живые экспонаты – вечных героев ироничного швейцарца: смешных, растерянных, нелепых европейских обывателей. Их привозят на тележке в больших деревянных футлярах и в коробках, обмотанных пластиком или накрытых покрывалом и завязанных веревками. Невозмутимый музейный работник разматывает километры полиэтилена, а ты ждешь, кто же появится перед тобой на сей раз. Это может быть пианист, доставленный в музей вместе с роялем. И освободившись от защитного ящика он, конечно же, превратится в тапера всего действа. А может пожилая леди, немедленно начинающая рассказывать публике о невзгодах личной жизни. Один скетч громоздится на другой. И в какой-то момент ты ясно понимаешь, что Марталер намеренно рифмует этот опус со
своей легендарной постановкой начала 1990-х «Убей европейца». На сцене есть и участники того старого спектакля, и некоторые узнаваемые мизансцены из него, и музыкальные фрагменты – как и тогда, режиссер свободно монтирует Малера с народными песнями, а Шуберта – с популярными мелодиями. И за прошедшие 20 лет мало что изменилось. Мы все так же жалеем героев Марталера, этих вечных странников, терпеливо ждущих на земле своего часа и улетающих из нашей нелепой жизни прямо в небытие.

Марина Давыдова

Отзывы о «Знакомые чувства, смешанные лица»

Елена Лебедева 22 апреля, 11:13

Сегодня у меня утром был Мунк, а вечером Марталер.
Вот так вышло.
Они, кстати, хорошо сочетаются... И настроению моему нынешнему оба хорошо отвечают.
Спектакль «Знакомые чувства, смешанные лица» берлинского театра «Фольксбюне».
Второй спектакль Марталера в Москве за сезон. И похож, и не похож на «Мы берем это на себя». Стиль виден, конечно. Но этот даже еще глубже, по-моему.
На сцене фактически грустная мастерская клоунада. Объединяет постановку не сюжет, а идея, действие не двигается, но детали очень важны – как она его за ногу зацепила, как он не знает, куда стул поставить, как этот повернулся и смотрит, как та акробатически в окно вываливается. Забавно все очень... Но, как всегда в хорошей работе клоуна, – в самую суть.
Чувства – как у всех, лица – как в жизни, мелькают без начала и без конца, одни, другие, третьи, и никуда от них не деться. И что это все значит? Зачем мы вообще тут суетимся?
Люди становятся музейным объектом, экспонаты чередуются, развлекают нас два часа, сменяя друг друга... Времени не замечаешь. Такие обрывки жизней, осколки памяти. При этом они до мелочей все продуманны – стилистика костюмов, движений, танцев... Разные эпохи, разные характеры ярко вспыхивают и гаснут, уступают место другим. (Сценограф и художник по костюмам – Анна Фиброк; в первом спектакле была она же).
Слов мало и среди них много цитат.
И музыка. В основном – музыка со словами...
Именно она, как известно, глубже всего проникает в неуловимый смысл существования и может даже выразить его... Артисты восхитительно справляются с музыкальными номерами, но, конечно, не столько исполняют музыку, сколько забавляются, играют ею. Гендель, Моцарт, Бетховен, Шуберт, Верди, Малер, но и попса всякая – специально в нашу честь, думаю, «Миллион алых роз», какая-то революционная песня... Нас таким образом как бы тоже включают в круг осваиваемого культурного материала, приобщают...
Мне, впрочем, больше понравилась маленькая история «К музыке» Шуберта, где роль искусства играла люминисцентная лампа (которая потом так вовремя гасла под следующий попсовый номер)... Или вот еще – «оркестр» из осколков инструментов, одной робкой скрипки, фортепьяно и ансамбля голосов... «Под управлением» преобразившейся на глазах в комичнейшего "дирижера" актрисы он "исполнял" знаменитый хор иудеев из «Набукко»... Великолепный цирковой практически номер...
Еще был прекрасно поставленный и сыгранный эпизод Kyrie Eleison, но тут я, к сожалению, про музыку не поняла – что это было? Написал бы кто. Вот там (да и не только там) совершенно экспрессионистски двигались артисты, настроение перекликались с утренней выставкой...
Но это все подробности, когда описываешь их по одной, – целое рассыпается.
А когда смотришь, – выстраивается грустная притча о человеческой жизни, ее отрывочности, банальности, об отчуждении... Размышляешь о свободе, тоскуешь о будущем...
Мне кажется, режиссер не критикует и не оплакивает, и не Европу, как часто пишут о нем, а всех, нас, например, тоже... Просто он – европеец до мозга костей, вот и вылезают европейские символы и знаки...
Как всякий крупный художник, Марталер ищет свою истину о человеке.
Очень интересно его смотреть.

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 9)

Рецензии

«Знакомые чувства, смешанные лица»: Время не врет

Как прошли гастроли спектакля Кристофа Марталера в Москве.

19 апреля, Inner Emigrant

Читайте про другие
события

Другие спектакли / драма