Спектакль Саломея

Оценка редакции

Опера Рихарада Штрауса  по без пяти минут эротической драме Оскара Уайльда.

Режиссер-постановщик Екатерина Одегова: «Саломея» Рихарда Штрауса не сводится ко всем известному библейскому сюжету о распутной танцовщице, из прихоти погубившей Пророка. Саломея и Иоканаан — два девственника, два великих полюса эпохи; через них Штраус дает сопряжение старого и нового миров, тела и духа. Два прекрасных и ужасных свидания Саломеи — с Иоканаа­ном и с его головой, — и разделяю­щий их танец для Ирода становятся тремя ступенями восхождения Саломеи: от ошеломляю­щего ожога неведомой ранее любовью, через максимальное раскрытие чувственности в танце и изживание эроса поцелуем в любовном экстазе финала. Она, как многоликая луна: холодная и целомудренная, с янтарными глазами; нагая истеричная, пьяная луна, ищущая любовников; кровавая луна, которая, наконец, успокаи­вается и растворяется в черноте ночного неба, чернее которого лишь волосы Иоканаана…

«Саломея танцует танец семи покрывал» — строчку пьесы Уайльда Р.Штраус превращает в девятиминутный музыкальный шедевр и одну из кульминаций всей оперы. Так же и финал: две страницы текста выливаются в двадцатиминутный музыкальный экстаз. Голова пророка не есть финальная точка пути Саломеи. Поцелуем она взрывает границы телесного и, наконец, может познать «тайну любви», которая больше, чем «тайна смерти». История Саломеи — гибельный для царства Ирода последний ужин; за столом сливаются Эрос и Танатос.

Отзывы о «Саломея»

Ия 31 января, 03:19

«Саломея» Р.Штрауса в Новой опере, «скерцо со смертельным исходом»
Экспрессивная вещь.
По пьесе Оскара Уальда либретто оперы. Всегда считалась скандальной, но и имела успех. Рихард Штраус построил себе дом в Гармиш-Партенкирхене за счет доходов от представлений «Саломеи» в разных оперных театрах. Разве что в Метрополитен-опере банкир-попечитель Дж.Морган сумел воспрепятствовать исполнению. Так что из Нью-Йорка денежек не поступало.
Но не только неблагодарные зрители, но и исполнители не радовались в те времена опере Штрауса. Называли ее неисполнимым и безнравственным произведением. То есть Дон Жуан – норм, а вот Саломея – безнравственная. Даже первая исполнительница главной роли, артистка М. Виттих, вначале заявила: «Я не буду это петь, я порядочная женщина». С другой стороны, что она пела: Пенелопу, Зиглинду и прочее. Однако помнят ее теперь за Саломею.
Которую она спела в 37 лет, обладая статной фигурой и мощным голосом.
На сцене Новой оперы Саломею пела Наталья Креслина. Черные кудри, стройная фигура, красивый сильный голос. Ведь ей нужно представить слушателям образ эротической экзальтации. И она справляется. Столько звука, яркого и нежного, в ее горле. Платье – желтое, принцессе Иудеи (и Малой Армении, кстати) – 16 лет. У нее есть:
-Красивый стройный паж, в смокинге, контральто, на выбор, блондинка или брюнетка (с балкона я разглядела только стройный силуэт на шпильках)
-Мать Иродиада – Маргарита Некрасова – меццо-сопрано, устрашающая своим прошлым любого, кроме мужа своего, Ирода (тот даст фору, потому Иродиадой его не напугать), поет и душит, все супер-профессионально
-Ирод, отчим, которого она влечет, уж лысина супруги перестала развлекать царя, он стол огромный накроет для мудрецов – толкователей Талмуда, и для исполнения танца Семи покрывал, и заодно за день рожденья. Поет Ирода очень яркий артист – Дмитрий Пьянов. Затмить всех остальным ему легко. В любом спектакле Дмитрий – самый интересный. Наверное, это харизма.
А нет у Саломеи Иконаана. Вот в чем ее проблема. Придется экстатические клики про красный рот и остальные вещи, слушать не один раз. Саломея Наталья Креслиной не убоится принять подарок на блюде серебряном. Просить пришлось немало. Во-первых, Иконаан упирался как мог, возглашая против развратных женщин. Нам он надоел, но не ей.
Любовь сильнее смерти. А про танец – не скажу ничего. Боюсь.

Евгения 24 января 2014, 02:00

Сначала было немного обидно, что опера в концертной постановке. Потом стало понятно, что так даже лучше: пышные костюмы и декорации не отвлекают от музыки, и актеры без помощи внешних атрибутов полагаются только на свое мастерство. В спектакле потрясающе передана атмосфера разложения и безумия, охватившего царский двор. Блистательная Аннамари Кремер великолепна в роли привыкшей ко всеобщему обожанию порочной девчонки, одержимой страстью Саломеи. Также поразили воображение Петер Свенссон - истеричный царь Ирод - и царственная Маргарита Некрасова в роли Иродиады.

и поставить вашу оценку (текущая оценка: 10)

Читайте про другие
события

Другие спектакли / опера