В московском «Манеже» открылась самая масштабная выставка Сальвадора Дали в истории России. Более 180 работ художника заняли 5 больших залов. Среди них такие известные произведения художника, как «Портрет моей сестры» (1925), «Невидимый человек» (1929-32), «Загадочные элементы пейзажа» (1934), «Мягкий автопортрет с жареным беконом» (1941), «Дематериализация под носом у Нерона» (1947), «Максимальная скорость Мадонны Рафаэля» (1954). 

В день открытия очередь на вход (если вы заранее не купили электронный билет) стояла на улице 2 часа, несмотря на мороз и снегопад. И это днем в будни. В первые же часы мы посетили выставку, и увидели, как организаторы убили живопись Дали, а ей это только пошло на пользу.

ВЫСТАВКА КАК АТТРАКЦИОН

Организаторы выставки культурно-исторический фонд «Связь времен» и Музей Фаберже сделали все, чтобы вы развлеклись и, кажется, усиленно старались отвлечь ваше внимание от работ художника. Пробираясь к основе экспозиции, вам придется преодолеть массу рекламных конструкций, которые нужны, чтобы вам было приятно выложить свое селфи в Instagram. Такой откровенный акцент на том, что на выставке важны не работы знаменитого художника, а ваши лайки, хештеги и селфи, выглядит почти наглостью, но при этом вполне укладывается в образ самого Дали. В конце концов, не будем забывать, что это выставка художника, который в честь своего кумира, испанского мастера XVII века Диего Веласкеса, отрастил знаменитые усы и сделал их своей визитной карточкой, сделал свой «лук» даже более знаменитым, чем свои художественные достижения.

В отличии от рекламных стендов и площадей, организация экспозиции оригинальностью не блещет — все работы разнесены по трем сквозным залам хронологически — ранний период с импрессионизмом, средний зал с культовым сюрреализмом и «атомным мистицизмом» и, наконец, работы позднего, классического периода. Чтобы вы не заскучали от однообразия, есть несколько ответвлений. Во-первых, зал с иллюстрациями Дали к книге «Божественная комедия» Данте. Напротив — зал с анимационным фильмом, который сделал Дали. Эти два зала позволяют вам отвлечься и хотя бы немного узнать художника с новой стороны.

Если же вы утомились от обилия искусства, выставка спешит вам на помощь — огромный лаунж забит ростовыми скульптурами, цитатами, креслами — все вновь сделано не для того, чтобы вы осмыслили наследие художника, а чтобы захотели сделать еще пару селфи, выложить их в социальные сети, получить больше лайков и тем самым привлечь еще больше публики, которая встанет в очередь на экспозицию.

Что-то интересное о Дали экспозиция вам не расскажет. Вы не увидите последствий того, как родители воспитывали художника в тени его мертвого брата (даже имя дали такое же), не найдете на картинах детские капризы и жестокие фантазии художника. Не обнаружите, как на его живописи сказалось отречение отца от сына. Даже знаменитую глубокую депрессию (после смерти главной музы), в которую погрузился Дали, вы увидите лишь поверхностно. Об отдельных важных событиях биографии художника вам поведает аудиогид, но фоном, дабы развлечь вас сентиментальными историями. В целом, такое решение вновь Дали подходит. Для повышения интереса он обожал манипулировать своей биографией при жизни, и нет ничего удивительного, что ей продолжают манипулировать после его смерти для повышения продаж билетов.

В ЛУЧАХ СЛАВЫ

Когда сквозь всевозможные развлекательно-увеселительные зоны вы наконец пробираетесь к экспозиции, то оказываетесь в кромешной темноте, вроде той, что царит в залах кинотеатров. Мерцающие и трясущиеся прожектора-софиты направлены на картины, выхватывая их из темноты. Мало того, что от такого контраста вы терпите бытовой дискомфорт — рискуете споткнуться и врезаетесь в других посетителей, так сами картины полностью перестали выглядеть как живопись. Почти все работы выглядят, словно вы смотрите не на подлинники, а на экран монитора. Невольно возникает желание подойти и свайпнуть подлинник, чтобы увеличить ту или иную деталь. 

Устранить лишний выставочный шум темнотой, возможно, и похвальное решение, но не когда убивается все представление о материале, который использовал художник. По степени организации выставка с историческим значением стала выглядеть, как очередные пошлые «ожившие полотна». Это ощущение усиливают и обильно разбросанные по выставке принты с копиями работ и ростовые фигуры в виде причудливых созданий с его картин. Оформить выставку художника, заполнив все пространство вокруг его работ дешевыми копиями, — сомнительная идея.

Однако, если ранние импрессионисткие и поздние реалистические картины художника от такого окружения и вакуумного освещения пострадали, то сюрреалистическим а «атомно мистическим» полотнам, которыми Дали прославился и за которыми на выставку идет большинство, эффект работает на руку. Причудливые объекты выглядят объемнее. Мерцание софитов придает их статичности дополнительное движение. И в этом кроется один из главных недостатков выставки: первая столь масштабная ретроспектива работ художника, обладающая хорошим потенциалом, нисколько с «неизвестным» Дали не знакомит. Она просто спекулирует на том, что и так известно, и как следствие отлично продается.

При жизни Дали любил привлекать внимание к своей персоне, купаться в лучах славы и устраивать мистификации, поэтому такой способ экспонирования, когда подлинники выглядят как медиафейки, ему оказался не чужд. Известно, что арт-дилеры долго опасались покупать последние работ Дали, так как было распространено мнение, что при жизни художник подписывал пустые полотна и чистые листы бумаги, чтобы их могли использовать для подделок после его смерти.

РЕКЛАМА ВМЕСТО РЕТРОСПЕКТИВЫ

Широко известно, что в маркетинге Дали был чуть ли не талантливее, чем в живописи. Сегодня он мог бы успешно читать лекции о том, как «развить свой бренд». При жизни успел придумать знаменитый логотип конфетам «Чупа-чупс». Музей Фаберже тоже заработал себе славу организатора, которого прибыль интересует больше искусства. Здесь минус на минус дали плюс. С одним уточнением — если вам кажется, что из агрессивной рекламной компании вы уже поняли, что вас на выставке ждет, то можете ее спокойно пропустить. Ничего нового вам выставка не расскажет, и даже такого намерения у нее нет. Это чистой воды спекуляция на уже известном. Кураторская идея — незначительна. Образовательный элемент — ничтожен. Художественное оформление скорее вкус портит, чем воспитывает. Зато можно посмотреть мультик, сфотографироваться с усами, и много платить — чем больше, тем лучше.

Выставка вряд ли вам подойдет, если вы хотите сильного художественного впечатления. Но, при этом, она — отличный вариант, если вы всей семьей хотите в выходной день выбраться куда-то, и нужно, чтобы дети не заскучали. По идее, организаторам нужно было идти до конца — полностью отбросить притязания на какую-либо художественную значимость и привнести в экспозицию еще больше китча, рекламы, превратить выставку Дали в полноценный парк аттракционов, с сахарной ватой и воздушными шарами, создать эдакий «Парк юрского периода» с восковыми фигурами причудливых созданий из воображения Дали.