В марте этого года в Московском академическом музыкальном театре К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко состоялась премьера оперы «Робинзон Крузо». Произведение Жака Оффенбаха, впервые исполненное в 1867 году, переосмысляет знаменитый приключенческий роман Даниэля Дефо: сюжет обрастает новыми персонажами, Робинзон обзаводится возлюбленной, а смешные ситуации и большое количество ансамблей добавляют истории опереточного комизма. Мы поговорили с Кириллом Золочевским и Лилией Гайсиной — исполнителями главных ролей в постановке МАМТа. Актеры рассказали о том, как на сцену попал живой попугай, какие сложности таила опера Оффенбаха для исполнителей и с кем стоит приходить на спектакль.

Давайте начнем с «Робинзона Крузо». У вас уже прошла премьера спектакля — какие сейчас ощущения, о чем получилась эта история?

Лилия Гайсина (ЛГ): Для меня наш «Робинзон» — все-таки про любовь. И вся эта история не отпускает до сих пор. У нас замечательная команда! Было очень весело, задорно, интересно, местами — непросто, одним словом — очень насыщенно.

Кирилл Золочесвкий (КЗ): Лиля очень правильно сказала — конечно же, это спектакль про любовь. И любовь в этом спектакле преодолевает такие огромные расстояния, невзгоды, шторма — все ей нипочем. Люди не видят друг друга почти семь лет, и вдруг встречаются на необитаемом острове при очень загадочных обстоятельствах. Может, они даже не узнают друг друга с первого взгляда через такое время. И, немного приоткрывая тайну спектакля, скажу, что первый настоящий поцелуй случается уже после долгих лет расставания, на необитаемом острове, и любовь приобретает новые краски. 

Жак Оффенбах довольно сильно переписал сюжет произведения Дефо. На ваш взгляд, как изменилась история, какие смыслы в нее добавились? Лилия, какова роль вашей героини — ведь в оригинальном произведении ее не было.

ЛГ: «Робинзон Крузо» — комическая опера, а любая опера не обходится без лирических персонажей. Таковыми являются Робинзон и моя героиня — Ядвига. Её образ многогранен: это юная, влюбленная, мудрая, местами шаловливая, верная и очень смелая девушка. Именно она становится инициатором поездки на остров спустя столько времени. В первом акте, в любовном дуэте Ядвиги и Робинзона (перед расставанием), Робинзон указывает пальцем на карте место, куда он отправляется — и только она знает место нахождения этого острова. На протяжении шести лет в ней зреет план; она решается на эту поездку, подговорив своих друзей Сюзанну и Тоби.

Любовная линия должна быть обязательно — Оффенбаху нужно было добавить эти образы. В опере очень много разнохарактерных героев. Это, разумеется, комические персонажи: Джим Кокс, который попал на остров задолго до появления Робинзона; очаровательная парочка Тоби и Сюзанна. Еще появляется замечательный герой Пятница — это уже мальчик, которого воспитывает Робинзон, очаровательный персонаж! Наши девочки чудесно справляются с этой непростой ролью — все образы очень яркие!

На самом деле, этот спектакль необходим в наши дни — в мире и так много тревог, а наша постановка дает зрителям возможность почувствовать счастье, испытать радость и выйти из театра с хорошим настроением.

КЗ: Конечно, оперетта отличается от приключенческого романа Даниэля Дефо. Роман — сюжет о приключениях, описания этого прекрасного острова, всех невзгод, которые прошли герои в своей поездке, а в оперетте нужно было больше сосредоточиться на переживаниях героев, на их становлении. Так появились комические персонажи: друг Робинзона Тоби, подруга и служанка Ядвиги Сюзанна. Это линия опереточных персонажей — у них даже музыка отличается от нашей линии. 

Робинзон, конечно, становится мужчиной после этой поездки. Сначала он был пылким юношей, который, может, даже боялся чувств и любви — поэтому у них с Ядвигой не складывался роман. А после того, как он прибыл на остров, превозмогал все невзгоды, пытался выжить — он стал настоящим человеком, который может трудиться несмотря ни на что и верить в прекрасное будущее. Так же и Пятница, которого Робинзон спас, воспитал и превратил его в прекрасного человека. 

Считается, что оперетта — более простой, доступный жанр, нежели опера. Согласны ли вы с таким мнением? Что вам нравится в жанре оперетты?

ЛГ: Все-таки «Робинзон Крузо» — это опера, потому что масштабы здесь соответствующие. Канонически считается, что французская опера пятиактна, здесь же три акта, но по ощущениям все пять!

Первый акт сценически достаточно статичен, потому что все события происходят в доме Крузо. Но музыкально очень насыщенный. Первый акт почти весь построен на ансамблях: квартеты, квинтеты и даже секстеты. Ансамбли безусловно требуют основательного подхода и спетости между собой. Очень много действий происходит во второй половине произведения, второй акт довольно динамичный. Появляются новые герои, и Робинзон в новом образе, и туземцы — у них прекрасный грим и костюмы. Декорации тоже захватывают!

В опере присутствуют диалоги. Оказалось, что очень непросто переходить с вокальной линии на речь. Текст важно донести до зрителя, ведь мы работаем вживую, без микрофонов.

КЗ: Я тоже считаю, что это опера — но ее можно читать комической. Мой любимый момент — это как раз вальс Ядвиги в таком сомнамбулическом состоянии, с оркестром, с огромным хором туземцев, с Тоби, Сюзанной и Джимом Коксом — получается огромный ансамбль потрясающей красоты. Мне он напоминает по стилю оперу бельканто Беллини, очень красивый номер. Еще есть ансамбли, которые упоминала Лиля — мне кажется, это больше характер опер Россини. Настолько там все четко, ритмично и виртуозно, такие «задранные» партии (что тоже признак опер Беллини и Россини). Не так-то просто это спеть даже оперным певцам.

ЛГ: Я считаю, что мы справляемся, если это будет нескромно (смеется). Но мы очень много старались и стараемся по-прежнему.

Что было самое сложное в процессе репетиций?

КЗ: Очень важен был настрой, эволюция персонажа. Александр Борисович Титель крайне требователен к этому — чтобы певец был прежде всего актером и продумывал свой образ со сложными, множественными диалогами. Чтобы все было, так сказать, по Станиславскому, по правде — никаких поблажек. Я считаю, что сквозное развитие, эволюция героев — это самое сложное. 

ЛГ: Я присоединяюсь к словам Кирилла и хочу добавить пару слов про музыкальную составляющую — наличие ансамблей. Их было очень непросто выстроить, требовалось много времени. Благодаря регулярным спевкам с дирижёром Арифом Дадашевым и с концертмейстером Светланой Ефимовой нам удалось справиться!

Вы описали довольно сложную постановку с множеством арий, ансамблей, развитием персонажей. Как вы сами определяете — это детский спектакль?

ЛГ: Книгу «Робинзон Крузо» я впервые прочитала в возрасте 12-13 лет. Тогда эта история меня  очень захватила. А наш спектакль абсолютно для всех: и для взрослых, и для детей!

КЗ: На эту постановку обязательно нужно идти семьями. Здесь есть семейные взаимоотношения, отношения отцов и детей, молодых людей. Могут ли родители отпускать детей в такие приключения? Какую долю свободы и самостоятельности разрешать своим детям? Ну и, конечно, красочные декорации, звуки моря и настоящий попугай ара — это наш артист по имени Ромео.

ЛГ: Удивительная птица со своим характером.

Лилия, вы участвовали на фестивале «Платформа» в перформансе Кирилла Серебренникова «Арии» и играли в постановке Андрея Бартенева «Три сестры». Какой опыт вы вынесли из современного театра?

ЛГ: Безусловно, это знакомство с интересными людьми: актёрами, режиссерами, танцовщиками, музыкантами — это люди с невероятной энергией! С Андреем Бартеневым мы познакомились на проекте «Платформа» Кирилла Серебренникова. Тогда я принимала участие в самом первом проекте — «Арии». Принцип проекта был таков: 12 арий были поставлены разными людьми: режиссёрами, хореографами, перформерами. Звучали арии Генделя, Глинки, Стравинского, Кейджа.

«Три сестры » Бартенева — это тоже спектакль-перформанс. В том проекте нас было 15 человек, мы были разделены на пять разных троек, в которых сочетались элементы современной хореографии с брейк-дансом, классическим балетом и оперой. Я не танцевала — я импровизировала под современную музыку Феликса Вентураса на текст А. Чехова.

С Андреем мы периодически сотрудничаем и мы с Кириллом (Золочевским — прим.ред.). Участвуем в красочном проекте «Щелкунчик» в Зарядье. Андрей выступает автором костюмов, а автором идеи и продюсером — Павел Каплевич.

Вы исполняете барочную музыку, поете в ансамбле «Бах-консорт», и в то же время участвуете в современных постановках. Как эти два полюса уживаются в вашем репертуаре? Насколько знание старинной музыки помогает и обогащает современное искусство?

ЛГ: Барочную музыку я исполняю с особенным удовольствием и трепетом! Именно с «Бах-консорта» началось мое путешествие в мир барокко более 10 лет назад. Это другой мир со своей спецификой, без которого я не мыслю мое творчество.

И, безусловно, я счастлива быть солисткой академического театра под руководством Александра Борисовича Тителя. Он невероятный режиссёр. Каждая репетиция — это кладезь знаний. Я очень многому научилась и учусь до сих пор на репетициях. У нас фантастический коллектив! Театральный опыт очень помогает в исполнении любой музыки, будь то барочная, камерная или современная.

Кирилл, в 2018 году вы были приглашенным солистом театра Муниципаль Сантьяго Де Чили. Можете немного рассказать об этом опыте — как вы туда попали, чем организация театрального процесса отличается от российского?

КЗ: Конечно, этот опыт был потрясающий. Чили для нас — абсолютно иной мир, и мало кто добирался до Южной Америки в наши непростые времена, тем более по работе. Мы ставили оперу Беллини «Норма», я исполнял главную партию Поллиона, римского полководца. Это был интернациональный состав: режиссер из театра Ла Скала,  дирижер — Константин Чудовский, тогда он был главным дирижером Муниципального театра Сантьяго в Чили. Очень понравилась атмосфера — это старинный театр европейского плана, оставшийся от испанцев. Очень дружественный коллектив, все по-доброму относились друг к другу. И сам факт, что я почти 2 месяца жил на другом конце планеты… Мне даже удалось искупаться в Тихом океане, хотя он там не очень теплый в любое время года — выше 17 градусов вода не прогревается из-за холодных течений из Антарктиды. Постановка получилась очень красочной — надеюсь, где-то получится ее повторить.

Вы также являетесь участником проекта «PER4MEN». Репертуар квартета гораздо шире академической музыки. Вы что-то берете из этого опыта для выступлений в театре?

КЗ: Хороший вопрос, я тоже над этим часто думаю. У нас очень большой репертуар: и классические оперные номера, и кроссоверы, и эстрада. Мне очень нравится исполнять всю эту музыку. Честно говоря, исполнение эстрады в другой манере, работа с микрофоном — все это помогает мне расти. Даже когда я готовил знаменитую арию «Una furtiva lagrima» Неморино в «Любовном напитке» Доницетти — я готовил ее с концертмейстером в театре с элементами эстрадной песни. Мне кажется, это и есть песня — во времена Доницетти была немного другая вокальная школа. Здесь напевные интонации, как в какой-нибудь серенаде — ее надо исполнять с определенной чувственностью в голосе и тембром, отличающегося от оперного.

И последний вопрос: сформулируйте в одной фразе, чего ждать от спектакля «Робинзон Крузо», в каком настроении приходиться?

ЛГ: Мы стали реже улыбаться и смеяться. А в наше время особенно важно испытывать яркие впечатления и эмоции. Наша постановка даст возможность зрителям посмеяться от души и послушать исполнение этой редкой оперы.

КЗ: Мне кажется, людям нужно приходить всей семьей, получать удовольствие, вдохновляться этими приключениями и так же путешествовать вместе.

Робинзон Крузо Премьера
оперетта

Робинзон Крузо

0,0 Музыкальный театр им К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко представляет премьеру оперетты «Робинзон Крузо» Жака Оффенбаха.
Купить билеты
0,0
Купить билеты

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: