Под Новый год создатель «Красотки» Гэрри Маршал собирает под метафорической елкой лучших людей Голливуда и предлагает им расцеловать друг друга в неожиданных комбинациях.


Кадр из фильма. Гектор Элизондо и Хилари Суонк

У жителей Нью-Йорка есть традиция: в канун Нового года приходить на Таймс-сквер и ровно в полночь, глядя на светящийся электрический шар, укрепленный на одном из небоскребов, там же, на площади, кого-нибудь поцеловать. Лучше, конечно, сразу прийти под ручку с обладателем вожделенных губ. Однако в новом фильме у многих поначалу нет пары. Но на то он и автор легендарной «Красотки», чтобы сводить вместе даже самых далеких друг от друга людей. Правда, Маршал охладел к лаконичным историям, где влюбленных всего двое, и предпочитает отныне многофигурные композиции. Причем выпускает их, как правило, к праздникам. В прошлый раз отметился ко Дню святого Валентина, теперь решил помочь весело встретить Новый год. Схема не меняется: зрителю предлагается набор характеров, представляющих разные сферы и социальные статусы. У всех свои планы, но волею создателей ленты каждому прописана нештатная ситуация. Так, чтобы за два часа на глазах у публики максимальный процент персонажей обрел свою любовь. Одни застрянут в лифте, у других сломается машина, третьи вдруг примутся рожать, четвертые соберутся умирать...

Гэрри Маршал взялся за проект с энергией постановщика репертуарного театра с громоздкой труппой, большая часть которой простаивает, и с намерением этих маловостребованных исполнителей всех разом занять в представлении. Старания режиссера очевидны, но быть одинаково внимательным ко всем у него не получается. Актерам на выручку приходит опыт. В «"Старом" Новом годе» полно узнаваемых лиц, и за каждым тянется шлейф персонажей, сыгранных ранее. По сценарию у всех есть какие-то выдуманные имена, но они не запоминаются — их воспринимаешь как , , , Хилари Суонк... У те же мимика и жесты, что в «Сексе в большом городе», Леа Митчел прямиком пришла из своего коронного «поющего» сериала Glee, Тиль Швайгер, Джон Бон Джови, Кэтрин Хейгл — все в своем репертуаре. Больше других повезло кумиру девушек , которому достался нетривиальный образ «доброго фея» — исполнителя новогодних желаний, и трепетная партнерша — Мишель Пфайффер. И как во всех своих картинах, Гэрри Маршал обеспечил бенефис актеру-талисману . По сюжету, в электрическом шаре на Таймс-сквер незадолго до заветной полуночи случается короткое замыкание. Кошмар: ньюйоркцы лишились новогоднего символа, кто-то должен срочно все починить. Задача эта оказывается под силу только одному электрику-иммигранту по фамилии (без шуток!) Распутин. Его-то и изображает неподражаемый Элизондо. 

«"Старый" Новый год» напоминает развернутый туристический проспект «Посетите Нью-Йорк» — в силу кастинга промоутеров, довольно завлекательный. Хотя одна деталь изрядно портит эффект от кампании: когда Гэрри Маршал снимал свое кино на Таймс-сквер, он, видно, не заметил среди тамошней рекламы гигантский плакат нового «Шерлока Холмса» Гая Ричи. Ироничное лицо Холмса-Роберта Дауни-младшего на плакате легко затмевает всю надуманную суету вокруг светящегося шара и ритуальных поцелуев.