Ангел по имени Одри Тоту, выпорхнув из монмартрских кафе, перелетел через океан. Сейчас она снимается в Нью-Йорке, но обязательно вернется домой. Без кукольного лица Одри французское кино теперь представить просто невозможно!

В детстве Одри мечтала поехать в джунгли и исследовать там жизнь горилл. Папа-дантист, слыша эти фантазии, утирал слезы умиления: его девочка выбрала науку! Правда, разговоры о светлом научном будущем дочери слегка поутихли, когда Одри подросла и отправилась учиться в лицей. Там она сначала играла в оркестре на гобое, потом «заболела» книгами и принялась читать запоем все подряд.

Когда Одри исполнилось 14 лет, у нее появилась новая мания – театр. Причем привлекали ее вовсе не мальчики-актеры из параллельного класса (с мальчиками у Одри до сих пор как-то не складывается), а костюмы и декорации. «В лицее, – вспоминает актриса, – я влезала в какой-нибудь корсет, вставала перед зеркалом и фантазировала... Я и сейчас с удовольствием придумываю наряды, а иногда собственноручно шью что-то оригинальное для своих друзей-театралов».

Фантазии перед зеркалом сделали свое дело: окончив лицей, Одри поехала в Париж, где буквально с первой попытки покорила телевидение. «Если честно, покорение началось с провала. На кастинг я пришла в длинной юбке, опоздала на полтора часа, голос у меня постоянно срывался... Наверное, меня взяли просто из жалости». Да и как не пожалеть крошку? В столь же юном возрасте Изабель Аджани и Софи Марсо уже выглядели роковыми женщинами. А тут такое чудо в нелепой юбке с блошиного рынка...

Как бы то ни было, но за первую роль Одри даже получила какую-то телепремию. И благодаря этому «прописалась» на телевидении. Однако спрос на интересных чудачек там был невелик, и девушке приходилось довольствоваться второстепенными ролями. Одри это ничуть не огорчало. Она ждала своего часа. И однажды он настал.

Что любит Амели

…Французский режиссер-провокатор Жан-Пьер Жене («Деликатесы») отчаянно пытался заработать деньги и при этом не уронить звания большого скандального художника. И вот наконец появился сценарий, в котором есть все необходимое для этого. На первой странице значится: «Амели». Но вот досада: не хватает сущей мелочи – самой Амели. Англичанка Эмили Уотсон, ради которой и затевалась эта волшебная сказка, закапризничала и от роли отказалась. Ну где, где искать эту Амели? И тут Жене вспомнил: недавно он смотрел фильм «Салон красоты «Венера». Там играла такая черноволосая девчонка. Как ее зовут?..

Остальное мы знаем: Жене нашел свою Амели, а Одри в один прекрасный день проснулась знаменитой. Это была настоящая слава: после триумфального проката фильма героиня Одри, официантка с большими глазами и столь же большим сердцем, для всего мира стала символом Франции.

Теперь ее лицо украшало обложки, сувениры с ее изображением расходились, как стаканчики с мороженым в жаркий полдень, а сама Одри раздавала бесчисленные интервью. Буквально всех интересовало, что за человек эта Одри, которая как заведенная твердит на пресс-конференциях: «Амели – это не я! Ну, может быть, совсем чуть-чуть...»

Но именно это «чуть-чуть» – самое интересное в жизни крохотной (рост всего 161 см!) брюнетки. Она обожает спать по десять часов, верит в ангелов, по-прежнему сходит с ума от африканских горилл, читает перед сном Оскара Уайльда, пьет чай с молоком, не отличает, по ее словам, Prada от Gucci, одеваясь чуть ли не на блошином рынке. И никогда не откажет себе в удовольствии задрать голову и посмотреть на проплывающие облака. «Мне нравится представлять, на что они похожи», – смущенно объясняет Одри.

Чего не любит Одри

Ее личная жизнь скрыта за плотным покровом слухов и недомолвок. На всех церемониях она появляется одна или в сопровождении сестры, и папарацци каждый раз зачехляют камеры, недовольно сплевывая на мостовую. Фаны Одри яростно спорят в своих интернет-конференциях, есть ли у нее возлюбленный (-ая?). Увы, никакие имена не всплывают. Сама Одри старательно обходит эту тему. Хотя в принципе девушка вполне общительная и откровенная. Охотно выкладывает, например, чего она терпеть не может. Ненавидит телевизор, от взглядов толпы ее бросает в дрожь, не выносит запаха сигар, капель дождя на лице и промокшей обуви. Довольно странно для романтичной особы с Монмартра, которой ее считают зрители всего мира.

Но кто сказал, что она такая? Сейчас, после успеха «Амели», своенравная Одри всеми силами пытается вырваться из плена этого образа. Она перестала читать похожие на «Амели» сценарии. Зато снимается во всякой чепухе, заявляя: «Это фильмы, которые я бы сама хотела посмотреть». Когда режиссеру-дебютантке Летиции Коломбани пришла в голову мысль посадить очередную героиню Тоту в дурдом, Одри тут же согласилась. Увы, картина большого резонанса не имела, и Одри на время уехала из Франции. Уехала, чтобы сыграть свою первую англоязычную роль в «Грязных делишках» знаменитого Стивена Фрирза, затем перебралась за океан, в Нью-Йорк. Сейчас снимается у героя независимого кино Амоса Коллека.

Убегая от Амели, Одри, возможно, растеряет часть обаяния своего экранного «альтер-эго», зато обретет настоящую свободу. И, заявляя: «Я люблю свет, пробивающийся сквозь жалюзи летом, магазинчики на площадях и запах автосервисов», она не услышит в ответ: «Амели – ты прекрасна!» Одри. Ее зовут Одри.