Похоже, роли суперженщин, таких как героиня компьютерной стрелялки Лара Крофт и тайный агент миссис Смит, остались для Анджелины Джоли в прошлом. Теперь ее привлекают совсем другие истории. Клинт Иствуд в драме «Подмена» показал абсолютно незнакомую зрителям Джоли.

Несколько лет назад она сказала: «Я стараюсь вложить в своих героинь все, что у меня есть. Но, вместе с тем, я никогда не забываю, что кино - это не жизнь. Что бы вы ни думали о моих героинях, это не я». Возможно, в этих словах есть доля лукавства — самые «забойные» роли Джоли совпали с периодом, когда она увлекалась героином, ЛСД, пропагандировала садомазохизм, носила черные кожанные штаны и делала дикие татуировки на своем теле. Сейчас мисс Джоли — Посол мира и примерная многодетная мать. Неожиданным образом изменилось и ее амплуа на экране. На первый план выходят роли верной жены («Сильное сердце», 2007) и любящей матери («Подмена», 2008).

В фильме «Подмена» режиссера Клинта Иствуда расказывается реальная история 90-летней давности, произошедшая в Лос-Анжелесе. У матери-одиночки, блестяще сыгранной Джоли, пропадает сын. Местные власти, к которым она обращается за помощью, подсовывают ей под видом ее ребенка совсем другого мальчишку. Несмотря на давление со стороны общественности и местной власти, организовавших сцену восторженного воссоединения семьи, мать отказывается признать в самозванце своего сына. В результате на ее судьбу выпадают годы борьбы и невзгод, вплоть до заключения в психиатрическую лечебницу. Когда 33-летняя Джоли дает интервью, на ее глаза то и дело наворачиваются слезы.

Год назад вы снялись в фильме «Сильное сердце», в котором сыграли жену погибшего в Пакистане журналиста. В этом году еще одна драматичная роль. В чем причина подобного перевоплощения боевой и решительной «миссис Смит»?

Вы, наверное, думаете, что став матерью шестерых детей, у меня поменялась жизненная установка и теперь меня интересует лишь тема материнства? Напротив! Именно по этой причине я долго раздумывала, соглашаться ли мне на роль Кристины в «Подмене». Прочитав сценарий фильма, в котором рассказывается история одинокой бесправной матери, потерявшей своего ребенка и борющейся за его возвращение, я была настолько потрясена, что, будучи сама в деликатном положении, решила не причинять себе лишних страданий. Но эта история «не отпускала» меня. Особенно меня поразило то бесправное и зависимое положение женщины в Америке в начале прошлого века. Марианна в «Сильном сердце» хотя и теряет мужа, ее все же окружают близкие и друзья, у нее есть право голоса, она может защитить себя и чувствует поддержку со стороны общественных организаций. Судьба Кристины в «Подмене» поистине фатальна. Ее никто даже не слушает, а под конец отправляют в клинику для умалишенных, для того, чтобы все просто забыли о ее существовании.



Что же заставило вас сняться в картине?

После прочтения сценария я так и не смогла избавиться от образа Кристины. Она преследовала меня до тех пор, пока я не решила согласиться на эту работу. Вторая причина - съемочная группа. Клинт Иствуд вызывает мое безграничное уважение. Он один из немногих режиссеров «старой школы», которые много работают и умеют увлечь своей идеей всех вокруг. У него необыкновенный талант руководителя, в то же время он относиться с безграничным уважениям к актерам. Моим партнером по фильму стал Джон Малкович. «Загадка Малковича» мучает многих актрис. У этого, на первый взгляд невзрачного мужчины, есть какая-то необыкновенная харизма, кажется, что он обладает сверхестественной силой. А на съемочной площадке не перестаешь удивляться, насколько интеллигентен и добр этот человек.

Зрители привыкли видеть вас решительной, независимой, всегда отстаивающей свою точку зрения. В фильме вы сыграли полную противоположность. Как вам удалось подобное перевоплощение?

У меня не было проблем сыграть Кристину, поскольку она мне напоминала мою мать (мать Анджелины умерла год назад от рака – «ВД»), такую же беззащитную и нежную, которая так и не смогла сделать карьеры, а просто пыталась вырастить в одиночку своих двоих детей (смахивает слезы). Однако, если речь заходила обо мне или моем брате Джеймсе, наша мать превращалась в львицу и мгновенно бросалась на нашу защиту.

Вы так чудесно сжились с образом женщины начала прошлого века, что вас трудно узнать...

До съемок я брала уроки, чтобы научиться двигаться, как это делали женщины того время, а также много читала. Были сцены, которые мне очень тяжело давались. Иногда мне хотелось отреагировать на ситуацию, как Анджелина Джоли, импульсивно и с агрессией, а не как Кристина Коллинз. Но держать себя в руках мне помогли костюмы. Тогда женщины наряжались, как куклы: юбки, чулки. Даже шляпки тех времен излучали какую-ту кротость и беззащитность. Так что, нарядившись Кристиной Коллинз, я ею действительно стала.

То есть вы и домой возвращались в образе Кристины?

С тех пор, как у меня семья, я давно перестала «брать свои роли домой». Закончился рабочий день, я хладнокровно складываю одежды своих героев и иду домой, к детям и Брэду. Моим близким незачем жить страданиями моих персонажей. Вот если бы я пришла домой Ларой Крофт (улыбается), детям это еще понравилось бы, а заботы Кристины Коллинз я лучше оставлю для съемочной площадки.



А как относяться ваши дети к известности своих родителей?

Они об этом ничего не знают. То есть им приходиться периодически видеть, как их отца или мать фотографируют на улице или как они стоят перед кинокамерами. Но мы с Брэдом стараемся не поднимать особой шумихи. Когда съемки очередного фильма закончены, мы проводим все свободное время где-нибудь в песочнице или на прогулке с детьми.

Вы много путешествуете. У ваших детей не возникает вопросов, где все-таки находится их дом?

Наш дом там, где мы оставили больше всего вещей, то есть в Лос Анжелесе. А так он – по всему миру. Мне бы не хотелось постоянно жить в Лос Анжелесе и воспитывать там своих детей. Они не должны привыкать к снобистому миру Голливуда. Важнее дать им понять, что кроме Голливуда есть другой мир, а также, чтобы они знали, откуда они родом.

Вы как-будто описываете свое представление об идеальном браке и семье...

Я не замужем! (смеется)

Но и романтическими отношениями ваше партнерство не назовешь...

Партнерство становиться романтическим, когда оба верят в одно и то же дело. У нас с Брэдом были политические удачи. Я также считаю, что мы сделали много хорошего для наших детей. После всего этого мы стали больше уважать и ценить друг друга. Это и есть романтика!

Драму «Подмена» с Анджелиной Джоли в главной роли смотрите в кинотеатрах с 15 января.