Мода на анемичных юных старлеток приходит и уходит, но время не властно над настоящей женственностью и природной красотой. Через год Кэтрин Зета-Джонс исполнится сорок лет, но она по-прежнему числится в ряду самых дорогих и самых желанных актрис Голливуда. В «Смертельном номере» Кэтрин сыграет, например, подругу волшебника – аферистку, femme fatale и еще немного ведьму.

Возможно, другие ассистентки магов и чародеев служат для того, чтобы их протыкали шпагами и метали в них кинжалы. Но героиню Кэтрин Зета-Джонс трудно даже вообразить жертвой. Так и есть: Мэри МакГарвик, которую она играет, разбивает сердце самому Гарри Гуддини. Тот мог выбраться из любой клетки, избавиться от любых цепей – но от любви Мэри убежать не смог. Если эта женщина чего-то хочет, она этого добивается – любой ценой.

За ее хватку, прямолинейность, умение считать деньги и постоять за себя Кэтрин многие недолюбливают. Принято считать, что даже своего мужа, который старше ее на четверть века, Зета держит в ежовых рукавицах. Да что об этом говорить: даже папарацци ее боятся! Когда один таблоид опубликовал свадебные фотографии Кэтрин и ее мужа, она засудила редакцию. Когда какая-то влюбленная женщина стала домогаться Майкла Дугласа, Кэтрин тоже потащила ее в суд. Умение защищаться – первый закон выживания в джунглях шоу-бизнеса. И Кэтрин освоила его очень давно: как никак, она играет на сцене и в кино уже больше тридцати лет.

Кэтрин и шоколадная фабрика
Как вспоминает Кэтрин, в детстве она вовсе не была красавицей. «Я пыталась, даже участвовала в нескольких конкурсах красоты, но безуспешно». Как Пенелопа Крус, которая утверждает, что таких красавиц как она, в Испании – каждая вторая, Кэтрин Зета-Джонс говорит, что на Уэльсе полно темноволосых наяд, которые с легкостью сделали бы в Голливуде карьеру. Но успех, как известно, дается не только (и не столько) благодаря красоте. «Во мне был определенный класс – я могла «зажечь». Я пела, танцевала, отбивала чечетку, могла расшевелить кого угодно!» Бабушка Кэтрин вспоминает, что уже в четыре года малышка исполняла на кухне какой-то радио шлягер, используя вместо микрофона старый дуршлаг.

Зета-Джонс родилась в довольно состоятельной семье. Мало того, что однажды ее родители выиграли в лотерею 100 тысяч фунтов (оказывается, такое случается не только в кино!), ее папа был владельцем завода по изготовлению шоколада и карамели. «У нас дома было так много конфет, что я их вообще не ела – просто пресытилась. Зато, когда папа приходил с работы, от него пахло жженым сахаром – этот чудесный запах всегда со мной». Папа, в общем, был не против, чтобы его дочка стала звездой – и возил ее с одного прослушивания на другое. В старших классах школы Кэтрин уже была примой в мюзиклах, вроде «Энни» и «42-й улицы» и даже выступала в Лондоне!

«Маска…», я вас знаю
«В 12 лет я выглядела на 22 года, и это было очень удобно – можно было проходить в любой ночной клуб без сопровождения взрослых». Да, самостоятельной Кэтрин Зета-Джонс стала довольно рано. Как бы ни признавалась она в любви родному Уэльсу, ей стоит признать, что кроме сильных ветров и большого ассортимента алкоголя в барах, там не было, в общем, ничего интересного. Совсем другое дело – большие города: Лондон, Париж, Лос-Анджелес. В Париже она снималась в «1000 и 1 ночи Шахерезады». В Лос-Анджелесе встречалась с самим Стивеном Спилбергом, у которого всегда был нюх на молодые и перспективные дарования.

На момент встречи со Спилбергом Кэтрин уже считалась состоявшейся звездой. Правда, сериальной. Она сыграла в телеверсии «Титаника», но особенную популярность ей принесла мыльная опера для скучающих домохозяек «Милые бутоны мая». Английская пресса смаковала подробности личной жизни Кэтрин (включая ее недолгую помолвку с актером Энгусом МакФайденом). Но Объединенное Королевство было уже для Кэтрин мелковато: разгуляться ей явно было негде.

В конце концов, красота актрисы универсальна: она могла играть и непокоренное дитя Востока (как в «Шахерезаде»), и русскую царицу (как в «Екатерине Великой»). Поэтому Спилберг и протежировал ее на роль испанки в «Маску Зорро». «До меня на эту роль пробовались три или четыре актрисы. Узнав об этом, я решила, что у меня нет шансов. Одно дело быть популярной в Британии, но кому ты нужна в Голливуде?» Оказалось – много кому. После премьеры «Маски Зорро» Кэтрин стала звездой и в Америке. И, кстати, по легенде, именно во время просмотра «Маски…» Майкл Дуглас решил, что эта женщина на экране будет его женой.

Будьте моим мужем
Напомним, что до встречи с Кэтрин Зета-Джонс Майкл Дуглас считался страшным бабником (именно по этой причине распался его первый брак). Мало кто верил, что он женится снова. Но Кэтрин воспользовалась старым бабушкиным способом, и «не давала поцелуя без любви» целых девять месяцев со дня их первого знакомства.

Вообще-то Майкл начал их первый разговор с фразы: «Я хотел бы быть отцом ваших детей». Но она сделала вид, что пропустила этот недвусмысленный комплимент мимо своих ушей. Стать отцом может любой, а вот ты попробуй сначала женись!

Их первое свидание состоялось в ресторане французского города Довилля: Кэтрин участвовала в рекламной компании «Маски Зорро», Майкл – «Идеального убийства». «Мы долго разговаривали – не помню, о чем. А потом он позвонил… И еще раз… И еще раз…» Неужели со стороны Майкла не поступало каких-то конкретных предложений? «Нет, никаких намеков на секс. Он, правда, приглашал меня в Испанию, но тогда я подумала, что Дуглас для меня слишком… стар».

Несмотря на то, что Кэтрин и Майкл родились в один день, их дни рождения разделяют четверть века. Но иногда разница в возрасте работает – вспомним хотя бы пару Аннет Бенинг и Уоррена Битти. Тут, главное, все правильно рассчитать.

Кэтрин – «лицо» этого почти идеального брака. Умница и красавица, не дающая поводов для ревности. Когда ее спрашивают, кто она прежде всего – актриса или мать, Кэтрин Зета-Джонс уверенно отвечает: «Жена». В их семье не горят костры амбиций: напротив, именно Майкл Дуглас вкладывает в жену свой капитал (в фильме «Траффик» он был продюсером, она – актрисой). Возможно, кто-то решит, что в их союзе больше разума, чем чувства, но кто сказал, что и при таком раскладе люди не могут быть счастливы?

Материальная девушка
Кэтрин говорит, что спрашивает совета у Майкла буквально во всем. Но, тем не менее, именно она настояла на том пункте брачного договора, что в случае развода Дуглас выплатит ей 3 млн. долларов за каждый прожитый в браке год. И грандиозную свадьбу режиссировала тоже Кэтрин. Один только свадебный торт обошелся чете в 10 тысяч долларов, а стоимость всего торжества перевалила за два миллиона. Впрочем, Кэтрин и тут нашла способ спасти семейный бюджет: она продала эксклюзив на публикацию свадебных снимков одному светскому журналу. А потом продала права на первые фотографии своего новорожденного сына…

Как раз после Кэтрин Зета-Джонс знаменитости стали регулярно выставлять свои парадные фотографии на продажу. Но тогда, восемь лет назад, это казалось откровенным цинизмом. У нее спрашивали: зачем? Кэтрин с достоинством отвечала: «Я являюсь мишенью для прессы с 19 лет. И когда я стала встречаться с Майклом, шумиха вокруг моего имени только усилилась. Можете считать меня стервой, но я не хочу во время поездки в роддом видеть преследующую меня шеренгу машин с фотографами-папарацци. Лучше уж я сама спродюсирую красивую фотосессию и продам ее в приличный журнал».

Считать деньги она умеет – с этим никто не будет спорить. Вместо подарков на рождение сына Кэтрин просила друзей класть деньги на его банковский счет. А вскоре после свадьбы она устроила аукцион не пришедшихся ей по вкусу подарков… Зато Кэтрин купила новый дом родителям, и она, конечно, помогает деньгами всей своей родне. Чем тратить деньги на сумки, она вкладывает их в бизнес-проекты, которые подыскивает ей Майкл. «Знаете, что мне всегда нравилось в Дугласе? Он идеальный бизнесмен!»

После того, как Кэтрин стала «миссис Дуглас», ее карьера резко пошла вверх. Но дело не в том, что за нее просил ее знаменитый муж (хотя так, наверное, тоже было). Просто Кэтрин заняла пустующую нишу – до нее на экране катастрофически не хватало красивых, холодных и бесстрастных стерв. Таких, как ее брачная аферистка в «Невыразимой жестокости». Или голливудская звезда в «Любимцах Америки». Или лесбиянка в «Призраке дома на холме». И, разумеется, как Велма Келли в блестящей экранизации классического мюзикла «Чикаго». Эту роль мечтали заполучить многие (например, Мадонна). Но, вспомним: если Кэтрин чего-то действительно желает, она заполучает это любым путем. Майкл Дуглас специально пригласил продюсера «Чикаго» провести вместе с ним Рождество на Бермудах, и там Кэтрин исполнила перед ним «Весь этот джаз».

Через год Кэтрин стукнет сорок – критический для звезды возраст. Но она говорит, что ее пока не пугают собственные дни рождения. Во-первых, потому что заинтересованные продюсеры по-прежнему звонят ей каждую неделю. Во-вторых, потому что она из тех, кто «созревает поздно». И, наконец, в-третьих, потому что для своего мужа она всегда будет маленькой девочкой. И, как нам кажется, это настоящее искусство – не просто покорить сердце мага и волшебника, но и обмануть публику, заставив ее поверить, что ты всего лишь ассистентка, а не главная на этой сцене.

Лучшие фильмы Кэтрин Зета-Джонс

«Маска Зорро», 1998
Кэтрин Зета-Джонс была третьей претенденткой на роль Елены в «Маске Зорро». Первые две – Изабелла Скорупко и… Шакира. Но только Кэтрин, чтобы получить роль, согласилась по два часа в день фехтовать, еще по два часа – ездить на лошади, и еще два – учить испанский.

«Западня», 1999
Ни один мужчина, видевший этот фильм не сможет забыть сцену, в которой Кэтрин, извиваясь как змея, скользит между перекрестными лучами сигнализации. Яркий пример, как можно сыграть сексуальную сцену, будучи полностью одетой. А ведь там еще была сцена с простынями!

«Траффик», 2000
Кэтрин делает попытку доказать, что она серьезная актриса. На пятом месяце беременности она сыграла жену наркобарона, сначала беспомощную и наивную, потом – циничную и властную. Даже странно, что за эту, действительно, отличную работу Кэтрин не была номинирована на «Оскар».

«Чикаго», 2002
Это был звездный час Кэтрин: все другие исполнители, включая Рене Зеллвегер и Ричарда Гира, на фоне Зета-Джонс уходят в тень. Ее Велма Келли – печальная и жестокая стерва, которую сделала такой жизнь. Прическу своей героини – радикальный черный боб, Кэтрин придумала сама.

«Терминал», 2004
Если в «Маске Зорро» Спилберг был всего лишь продюсером, то в
«Терминале» он выступил уже режиссером. Кэтрин сыграла у него стюардессу, красивую, но депрессивную, которая любит женатого мужчину, и не может с ним порвать.