Первые «Голодные игры» вышли в 2014 году — и сразу же запустили новый жанр в кино. О том, как фильмы для подростков сформировали новую повестку и ее героя, рассказывает Дмитрий Елагин.

Новая целевая аудитория

Каждое поколение определяет свое кино. В 2000-х подростки читали и фанатели по «Гарри Поттеру» и «Властелину колец», а кто-то писал фанфики по «Сумеркам». Эти грандиозные проекты создавались не столько для подростков, сколько для семейного просмотра. В начале нулевых менеджеры Голливуда еще не воспринимали подростков аудиторией, способной приносить миллиарды долларов. Первой большой потенциал в подростковой аудитории увидела компания Marvel, зарабатывающая на сериалах и комиксах. Их потребителями сначала были дети, потом подростки. Для (киновселенной) Marvel «почву» подготовили популярные серии комиксов, а потенциал супергеройского кино показали «Человеки-пауки» (2002, 2004 и 2007) с Тоби Магуайром. Вселенную Marvel открыл «Железный человек» в 2008 году — его успех (585 миллионов долларов сборов против 140 миллионов бюджета) доказал, что подростковое кино может быть конкурентоспособным на рынке. Marvel была готова к успеху благодаря огромному сюжетному банку в виде комиксов. Другие игроки на рынке тоже решили не рисковать и принялись за экранизации популярных подростковых романов: «Орудия смерти: Город костей» (2013), «Посвященный» (2014), «Бегущий в лабиринте» (2014) и «Дивергент» (2014) боролись за одного и того же зрителя, но самыми успешными стали «Голодные игры».

Четыре части серии (2012–2015) собрали почти 4 миллиарда долларов по всему миру при общем бюджете в 500 миллионов. Такой успех требует глубокого фундамента. В царской России его составляли три слова: православие, самодержавие, народность. Во Франции: свобода, равенство, братство. У «Голодных игр»: демократия, семья, мир. Эти три слова объединяют зрителей США и европейцев, у которых тоталитарный режим вызывает ужас. Любовная линия подростков маскирует тему жизни в послевоенном времени и идею индивидуальной борьбы человека против правительства за свои права. 

Война и реалити

Мир «Голодных игр» построен на памяти о войне. В напоминание о трагедии президент страны Панем Сноу (Дональд Сазерленд) ежегодно устраивает Голодные игры, где случайно выбранные юноши и девушки (трибуты) убивают друг друга до тех пор, пока не останется один победитель. То, что создавалось как напоминание о крахе гуманизма, стало реалити-шоу, где жители богатых дистриктов (штатов/регионов) с легкостью убивают всех остальных. При этом жители Капитолия (столицы) не участвуют в «жатве» (церемонии отбора), а только наблюдают за борьбой, делают ставки и за огромные деньги посылают спасительные подарки своим фаворитам. Жителям России пришлась по душе франшиза, ее популярность можно объяснить не только советским прошлым, но и медленным изменением отношения ко Второй Мировой войне. Майские военные парады сначала были не праздниками, а днями скорби, почтением памяти погибших, но постепенно фокус полностью сменился на праздничный. Для жителей США, которые собрали половину кассы «Голодных игр», франшиза воплощает страхи о реалити-шоу, которые с трудом проходят этическую проверку. Их участники чаще всего подписывают очень строгие контракты конфиденциальности, а потом подвергают собственную психику опасности, обменивают жизнь на популярность и деньги. Если сейчас посмотреть американские шоу «Вкус любви» (Flavor of Love), «Топ-модель по-американски», «Плохие девчонки» (Bad Girls Club) и другие популярные франшизы, то можно увидеть высокий уровень психологического (иногда физического) насилия как со стороны участников, так и организаторов. Этическая проблема создается двумя сторонами (участник и зритель): одни скандалят и совершают плохие поступки ради экранного времени, а другие наслаждаются шоу и своим вниманием платят продюсерам. Реалити-шоу — тоталитарная система, где участники должны проявлять себя, угождать диктатору-продюсеру. На этой политической установке США, Европа и Россия сходятся, на ней выстроен сложный концепт «Голодных игр».

Девушка, женщина, мать — лидер

Главная героиня «Голодных игр» — Китнисс Эвердин (Дженнифер Лоуренс), в начале истории ей 16 лет. Примечательный элемент ее образа — коса из темных волос, символ чистоты. По сравнению с Беллой из «Сумерек» (первая часть вышла в 2008 году), Китнисс — сильная героиня. Она ставит перед собой цель защитить и прокормить семью, всегда сама принимает решения. Кто-то может назвать ее образ мужественным, но подобные гендерные определения субъективны. Удача автора книг Сьюзен Коллинз, что она дает новому поколению реалистичную ролевую модель. Китнисс не Мэри Сью (в искусстве архетип идеального героя без какого-либо характера), она импульсивна и плохо выражает чувства. Коллинз показывает будущее, но не отказывается от традиционной ценности семьи как важной ячейки общества. Традиционный взгляд на мир Сьюзен Коллинз выражается и в другом: в «Голодных играх» нет квир-персон и не используются феминистские лозунги. Китнисс лишь иногда раздражают предубеждения о женственности. 

Для героини семья, мать и сестра (отец умер в шахте) первостепенны, любовь к противоположному полу она ставит на второе место. Но защитить близких Китнисс не может, так как она всего лишь пешка внутри системы. Ее чувства характерны для личности, находящейся в тоталитарной системе: ты и твои близкие всегда в опасности, пока существует система, остается только бояться. В начале первой части Китнисс взламывает систему, заставив организаторов принять двойную победу вместе с ее напарником Питом (Джош Хатчерсон). Так она показала, что любовь сильнее страха. Любовь порождает надежду, которую очень тяжело уничтожить. 

Панем (в переводе с латинского «хлеб», что отсылает к известной фразе «хлеба и зрелищ») состоит из 12-ти районов, где первые — богатые, — выращивают военных и чиновников, а последние обеспечивают всех фруктами и овощами (11-й дистрикт, в нем живут негроидной расы) и энергией угля (12-й дистрикт, оттуда Китнисс и Пит). Борьба против Капитолия — это борьба против классовой системы за равенство между всеми жителями страны. При этом Сьюзен Коллинз пишет не о социализме, а о демократии, так как в финале истории в Панеме проходят выборы, и их победителем становится чернокожая женщина. При этом отвергается путь мести, который предлагает глава 13-го дистрикта, который представляет собой огромный бункер — президент Коин (Джулианна Мур). После победы над Капитолием она хочет устроить новые Голодные игры, где за жизнь будут биться дети элит. Коллинз идет против политики жертв, которые после прихода к власти требуют мести. Антимилитаристский посыл автора проявляется в диалоге между Китнисс и ее лучшим другом Гейлом (Лиам Хемсворт). Она считает, что война — это личное, хоть и общественное событие. В нее втянуты не просто люди, а чьи-то родственники, близкие люди. Так писательница придает войне человеческое лицо, о котором очень часто забывают мировые лидеры. Финальный жест Китнисс — это убийство президента Коин, жаждущей мести. Для девушки нет разницы между двумя узурпаторами, которые готовы жертвовать людьми ради высших, по их мнению, целей. Коллинз против элитистской демократии и может быть, сама того не понимания, выбирает скандинавскую модель социализма, где человек ставится на пьедестал системы. 

Влияние «Голодных игр» оценить сложно, но можно точно сказать, что Сьюзен Коллинз удалось предугадать политику молодого поколения. Агрессивный американский капитализм выстраивает систему, где богатые управляют жизнью бедных. Им могут эффективно противостоять активистские движения, которые показали себя в 2020 году. «Левое» видение в США сейчас меняет язык (профессии приобретают гендерно-нейтральный оттенок, а любые намеки на расизм вычищаются), что показывает качественные изменения в государстве. «Голодные игры», как и другие подростковые франшизы (например, «Бегущий в лабиринте») сошлись в одном: возраст не гарантирует мудрость. Выражение «окей, бумер» и выступление Греты Тунберг в ООН — следствие публичности молодого поколения, голос которого проявился в социальных сетях. Телевидение — абсолютная диктатура над зрителем, а интернет — свобода контролируемая. Эта разница между медиумами объясняет, почему молодое поколение настолько активно выражает свои взгляды. Пока будущие лидеры живут внутри взрослой системы, но вскоре они вырастут и начнут диктовать свои правила.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: