4 ноября в прокат выходит российский хоррор-триллер «Кольская сверхглубокая», где в конце 80-ых внутри в тайной научной лаборатории случается инцидент, на разрешение которого вызывают ученую Анну. О том, как интересный концепт превратился в клише, пишет Дмитрий Елагин.

Кратко:

«Кольская сверхглубокая» снята профессиональна, у авторов есть четкое понимание механизмов работы жанра хоррора-триллера. Проблема находится в лишенных индивидуальности персонажей, в чьи уста вложены только споры об этике. Поэтому фильм о противостоянии человека системе не выходит за границы тоталитарного мышления, а остается в поле избитых вопросов и ответов.

Подробно:

Страх бывает разный – сильный и короткий испуг из-за резко прыгнувшего в камеру скримера, и тягучий ужас от ожидания встречи с неведомым. Испуг легко создать, так как он основан на человеческих рефлексах – мы даже не успеваем понять, что перед нами, а уже сжимаемся в защитную позу. Ужас требует выдержки и мастерства от режиссера, так как для него нужны создающие саспенс монтажный ритм, показывающая и скрывающая камера и звуковой ряд, «зашивающий» в кокон из тихих шумов и напряженной музыки. «Кольская сверхглубокая» – хоррор-триллер, который использует все классические и современные приемы, но проваливается на уровне персонажей и диалогов.

Дебютант Арсений Сюхин сделал фильм по всем правилам и законам: в основу легла мистификации о закрытии научной скважины, действие происходит в трендовые 80-ые, у главной героини Анны есть психологическая травма, персонажи оказываются в замкнутом пространстве, где вокруг одна темнота, а за запертой дверью смертельная опасность. Герои в картине делятся на две группы, отражающие «элиту» страны: ученые и военные. Закрытость людей в одном помещении создает систему взаимоотношений, где военные силой заставляют подчиняться, а ученые благодаря знаниям всех обманывают. Конфликт возникает из-за споров вокруг использования, найденного на глубине скважины древнего грибка кордицепса, который может заражать и подчинять своей захваченных, – ученые хотят похоронить найденное, а военные использовать как оружие. На пересечении лагерей находится Анна, перед ней стоит ряд этических вопросов от долга профессии в служении людям до оправдания цели средствами.

В «Кольской сверхглубокой» есть множество заимствований из других произведений. Удачными стали гриб-кордицепс из серии игр «Lust of Us» и разбросанные по локации записки, которые иногда находит группа спасения. Неудачными являются повторение диалогов и деталей из американских фильмов о зомби. Самым броским подражанием становится стальная дверь, которая отделяет незараженную часть скважины от происшествия на глубине – на ней нацарапаны надписи «Избави нас от лукавого», «Бесы здесь» и на латыни «Неутолимый голод». В сериале «Ходячие мертвецы» (2010 - ....) эти слова имели значение, так там случился зомби-апокалипсис, у людей было время, чтобы оставить знаки отчаяния – Анна прибывает на Кольскую на следующий день после происшествия. 

Если взять за пример классический хоррор-триллер «Чужой» (1979) Ридли Скотта, то там персонажи не выстраиваются в функции, не говорят постоянно об этике и не действуют по правилам, а нарушают их и ведут себя эмоционально и хаотично, как простые люди. В «Кольской» нет человеческой психологии, поэтому персонажи превращаются в клише: безумные ученые, тупые псы правил военные и один униженный и оскорбленный инженер. Конфликт ученых и военных особо актуален для России, но в «Кольской сверхглубокой» все действуют по формулам, поэтому логика действий становится очевидной, а создатели не дают зрителю самому сделать вывод об увиденном, как в «Чужом», а словами отвечают на заданные самим себе вопросы. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: