Весь мир затаил дыхание. В прокат вышел киноремейк культового диснеевского мультфильма «Король лев». Миллионы людей ждут возможности вновь пройти путь становление Симбы могущественным правителем. Критики же обвиняют режиссера Джона Фавро в том, что он впал в фотореалистичную крайность и достижение гиперреалистичной картинки ему оказалось важнее сохранения душевности оригинальной истории.

Тем не менее, фильм ожидают колоссальные сборы. Вы наверняка не удержитесь и посмотрите его, по нескольким причинам. И объяснений у такого поведения два. Во-первых, новый фильм может похвастаться сильным звездным десантом: Дональд Гловер в роли Симбы, Бейонсе в роли его супруги Налы, Сет Роген и Билли Айкнер в ролях Тимона и Пубмы. Услышать эти голоса в знакомой истории — уже серьезный аргумент не только купить билет, но и отправиться именно на показ в оригинальном дубляже, с субтитрами.

Во-вторых, у фильма крайне продуманный маркетинг. Речь даже не об объемах атакующей рекламы. Явление «Короля льва» не могло прийтись на лучшее время — середина летнего сезона, когда киноафиша особенно тускла. Видимо прокатчики других фильмов просто решили не конкурировать с «Королем львом» — решение, которое можно понять. Остается только сказать: «Да здравствует, Симба! Да Здравствует, Король!»

Фильм же нисколько не отходит от мультфильма. Сюжет полностью тот же. Похоже, Фавро просто перерисовал каждый кадр заново, в эстетике компьютерного гиперреализма. Кажется, что ремейков с классического шедевра уже хватит, его переделывали даже под 3D, но видимо авторы правообладатели считают иначе — никого же не смущает вереница новых постановок «Гамлета»?

Забавно, что в то время, как оригинальный мультфильм рисовал концепцию «цикла жизни» (молодые зрители почти в самом начале становились свидетелями смерти короля, а потом сопереживали пришедшему ему на смену потомку), сейчас мы видим «цикл торговли» — на смену мультфильму приходит новый мультфильм, его сменяет тот же мультфильм, но в 3D, за ним следует — мюзикл, а тому на смену — новый анимационный фильм. Цикличность, играющая важную роль в этой истории, пожалуй, единственное, что не вызывает противоречий.

Приятно, что каждая новая попытка пересказать оригинальную историю заставляет нас оглядываться назад и понимать, что именно «Король лев» — вершина диснеевского ренессанса. Несмотря на то, что первым значительно использовать компьютерную анимацию начал пиксаровский мультфильм «История игрушек», именно «Король лев» был откровением в мультипликации. Именно он привнес в анимацию кинематографические планы и пролеты камеры.

В этом смысле новый фильм не сообщает ничего нового. Это очередной киноремейк очередного мультфильма Диснея в ряду «Русалочки», «Книги джунглей», «Покахонтас», «Алладина» и прочих, имя которым «легион». От Фавро в данном случае ничего не требовалось. Задача была — просто не испортить оригинал. Он справился. Даже в бродвейском мюзикле на музыку Элтона Джона было больше креатива и свежего взгляда на историю, чем в фильме Фавро. Его «Король лев» может впечатлить только тех, кто не видел оригинал (если такие люди существуют?). Тех же, кто с оригиналом знаком, ждет не столько ностальгическое возвращение детских переживаний, сколько почти двухчасовое впечатление в духе «Вау, до чего дошел прогресс!». Смотреть на то, как нарисован новый «Король лев», куда приятнее, чем следить за знакомой историей и понимать, что за гиперреализмом она утратила обаяние оригинала.