Лейла Гучмазова
14 июня 2007

Тарантино&Родригес: Служители культа

Красивая в замысле идея – соединить фильмы двух культовых режиссеров Квентина Тарантино и Роберта Родригеса в один сеанс – потерпела в Америке фиаско. «Грайндхаус», бюджет которого составил $53 млн. за первый уикенд проката, собрал лишь $11,6 млн. Зритель оказался не готов смотреть кино более трех часов кряду.

Продюсер картины Харви Вайнштейн в интервью сайту DeadlineHollywoodDaily.com заявил: «Я ужасно разочарован. Мы хотели сделать кое-что новое, но вышла промашка…Мы собираемся разделить «Грайндхаус» на фильм Тарантино и фильм Родригеса и выпустить их в прокат как две самостоятельные картины. К сожалению, зрители не поняли, что именно мы сделали. А мы предложили им два фильма по цене одного».

Кстати, не только зрители «не поняли», что же имели в виду продюсеры и режиссеры, но даже знатоки американского кино не слишком представляют, что такое грайндхаус. Именно так назывались сеансы в дешевых кинотеатрах на окраине города, на которых демонстрировалось сразу два фильма,  отличительной чертой которых был минимальный бюджет в купе с максимальным сексом и насилием на экране. To grind по-английски означает «перемалывать». Много раз прокрученная на древнем проекторе пленка действительно выглядела «заигранной», с массой царапин и шипящим звуком. Такие фильмы были отличительной чертой 70-х годов и практически невозможны сегодня при растущем давлении моралистов-консерваторов. Словно в пику американским ханжам, киновундеркинды Тарантино и Родригес, досконально знающие американское кино всех жанров, решили воздать должное грайндхаусу.  По замыслу авторов, человек, купив билет на оригинальную версию сдвоенного фильма, должен был полностью испытать эмоции зрителей того времени. Родригесу и Тарантино с помощью спецэффектов удалось полностью сымитировать состояние тогдашней проекционной техники и атмосферу допотопного сеанса.

Но практика показала, что зритель не готов выдержать сеанс, который длится более трех часов, и поэтому было решено демонстрировать фильмы порознь.  Именно в таком виде творения Тарантино и Родригеса будут демонстрироваться в мировом прокате. В России сначала вышел фильм Тарантино «Доказательство смерти», недавно показанный на кинофестивале в Канне, а с разрывом в две недели зрители увидят картину Родригеса «Планета страха» - стилизацию под популярный в свое время жанр о мертвецах-зомби.

И «Доказательство смерти», и «Планета страха» в первую очередь -  кино про кино.

Поскольку в Америке два фильма были показаны «под одной крышей», мы хотим  предложить вам своего рода диалог двух авторов, состоявшийся в отеле Four Seasons в Беверли Хиллз перед американской премьерой.

Кадр из фильма "Доказательство смерти"Что побудило вас обратиться к тематике и стилю 70-х годов?
Тарантино: В то время жили и работали большие мастера. Мы с Робертом давние поклонники этих фильмов и хотели воздать им должное. Ребята они были смелые. Сексуальность в картинах того времени была дикая, и насилие страшное – просто не верится сегодня, что это все им могло сойти с рук. Иногда хочется себя во время просмотра ущипнуть и спросить: «Неужели я вижу то, что вижу?».

Родригес: Я давно хотел сделать двойной фильм-сеанс в духе 70-х, и когда Квентин предложил мне эту идею, я за нее схватился. Квентин вообще помешан на стилистике 70-х. У него дома огромная фильмотека, и он постоянно показывал мне старые фильмы, рекламные ролики. Некоторые из них были здорово заношены, некоторые в хорошем состоянии. Поэтому мы подумали, что неплохо бы донести до зрителей те ощущения, что были у нас при этих просмотрах...

Тарантино: Конечно, сегодня наш фильм будут смотреть в уютном и безопасном мультиплексе, а не в грязном и опасном грайндхаусе, где человек рисковал жизнью (смеется).
 

Роберт РодригесРасскажите, как развивалась ваша дружба, чему вы друг у друга научились?
Родригес:
Мы познакомились в 1992 году на кинофестивале в Торонто. Я там показывал «Мариачи», а Квентин - «Резервуарные псы». Мы немедленно стали фанатами друг друга. Часто встречались, обменивались идеями. Потом мы одновременно работали на студии «Коламбия», и наши офисы были рядом. Он снимал «Криминальное чтиво», а я заканчивал сценарий «Отчаянного». Квентин разыгрывал передо мной сцены из «Чтива», а я ему читал свои наметки по «Отчаянному». С тех пор мы сотрудничаем.

Вы друзья-соперники?
Родригес:  Нас часто спрашивают – вы конкурируете между собой? Ответ - нет. Если у него есть хорошая идея, я просто лопаюсь от нетерпения: ну когда же он ее осуществит?! И он так же относится к моим идеям. Нам нравятся одни и те же вещи.

Тарантино: Это хорошие отношения. Это самый успешный брак всех времен! (смеется). В случае «Грайндхауса» мы были как два капитана одного корабля. Мы интенсивно сотрудничали, хотя делали по-существу две самостоятельные картины. До этого нашим самым тесным сотрудничеством был фильм Роберта «От рассвета до заката», к которому я написал сценарий и был одним из продюсеров. Но это был фильм Роберта и только его. Я был готов заткнуться в любой момент, когда начинал говорить, мол, я тут в сценарии имел в виду не совсем то... Слово Роберта было последним. Я не могу представить, что мог бы сделать «Грайндхаус» с кем-нибудь другим. Я ему доверяю абсолютно, как и он мне. Мы даже не видели картины друг друга во время процесса съемки и посмотрели их только за три недели до премьеры.

Квентин Тарантино на съемках фильма "Доказательство смерти"Ваши фильмы в мировом прокате выходят отдельно. Насколько они отличаются от тех версий, что вы включили в двойной сеанс?
Тарантино: Очень отличаются! Меня спрашивают, было ли «Доказательство смерти» в составе «Грайндхауса» компромиссом? В некотором смысле, да. Не говоря уже о версии для фестиваля в Канне и версий для других стран. Я люблю ездить с моими картинами по свету. Я изучаю кинематограф разных стран, и у меня есть представление о том, к чему люди там привыкли. Поэтому я могу подтолкнуть свою картину в нужном направлении именно для этой территории выпуска. «Доказательства смерти»  для мирового проката примерно на полчаса дольше, чем для «Грайндхауса». Сам понимаешь, что в кино полчаса это вечность! Между прочим, во времена настоящего грайндхауса по требованию прокатчиков авторы безжалостно вырезали из картин десятки минут! В этом контексте сокращения работают на идею, даже если создают ощущение нехватки частей фильма, как это на самом деле бывало в те времена.
 
У вас обоих в фильмах есть сильные женские характеры. Откуда такая тенеденция?
Родригес:  У меня очень волевая мама и пять сестер. Так что было, откуда черпать образцы ролевого поведения (смеется). Думаю, что в этом кроется причина того, что во всех моих фильмах есть сильные женские характеры. В серии «Дети шпионов» это девочка-героиня. Разве это правильно, что всегда парень спасает мир? (смеется). Я часто напишу роль для мужчины, а потом переделываю ее на женскую. Мне в «Планете страха» нужна была очень сильная женщина. Я сначала придумал ей протез ноги из пулемета, а потом уже все пошло от этого.

Тарантино: Мне некоторые говорят, что я своим женщинам из «Доказательства смерти» придал мужские черты. Не знаю, с чего это они взяли? Весь фокус этого фильма в том, что каскадер-убийца женщин Майк нарывается вместо очередных жертв на каскадерш похлеще него.
 

Кадр из фильма "Доказательство смерти"Вас критикуют за обилие сцен с насилием в «Грайнхаусе». Что на это скажете?
Родригес: Не думаю, что у меня на экране насилие ради насилия. Даже комиссия по рейтингам не увидела в фильме ничего такого. Они сами смеялись, потому что у меня все это насилие не всерьез.

Тарантино: Вообще-то, я задумал «Доказательство смерти» как поклон жанру слешер (фильм-резня – «ВД»). Только у меня вместо ножей – машины. Думаю, что в результате получается куда менее кровожадно, чем в настоящих слешерах. К тому же автогонки с трюками требуют куда большей хореографии, поэтому усиливается элемент условности, при том, что напряжение зрителя ничуть не снижается.

Вопрос Квентину. Ты впервые снимал фильм как оператор. Понравилось?
Тарантино: Еще как! Я, правда, себя не считаю настоящим кинооператором. Я в первую очередь был режиссером, а оператор-Тарантино был на службе у режиссера-Тарантино. Потому что в обычной практике, когда режиссер и оператор не одно и тоже лицо, у них могут быть серьезные разногласия. Если честно, то часто в кадре торчали вещи, которых там не должно было быть – то микрофон, то юпитер какой-нибудь (смеется).
 
Роберт, пару слов о твоей музыке к собственным фильмам?
Родригес:  У меня всегда при себе гитара. Когда я пишу сценарий, я обычно наигрываю музыкальную тему для сцены. Музыка - это своего рода внутренний голос моего героя, и только я слышу ее правильно. Поэтому я не нанимаю композитора. Профессионалы пишут по пять-шесть партитур к фильмам в год. Как они могут быть оригинальны?!

Кадр из фильма "Доказательство смерти"Как бы вы оба охарактеризовали методы своей работы как режиссера?
Тарантино: Для меня все начинается со сценария, который я всегда пишу сам. Да, я имею дело с актерами, но для меня они – мои персонажи. Мне все равно, звезда актер или нет, главное – он должен совпадать с моим персонажем. И главный опыт, который я приобрел, – не увлекаться даже самым оригинальным актером, когда он приходит к тебе на пробы. Очень легко попасть под обаяние звезды, они умеют очаровывать. Но если человек, которого я придумал, не проявится на все 100 процентов на экране, я буду зверски разочарован. Для меня сценарий - моя сетка безопасности и мера всех вещей. И, конечно, монтаж картины. Здесь она рождается по-настоящему, но без того, что я писал, что требовал от актеров, ничего не получится при самом отличном монтаже.

Родригес:  Я делаю разные по стилю картины. Наверное, мой пример режиссера, который все делает сам, вдохновляет будущих кинематографистов. Мне часто говорят, что мои «лекции» на DVD, сопровождающие картину очень полезны. На практике я не очень-то академичен и работаю по наитию, хотя у меня всегда есть сценарий и даже музыка. Хотя я иногда думаю, что не мешало бы нанять композитора, монтажера, оператора получше, чем я. Я могу себе это позволить, но тогда мои картины не были бы столь личными. Это был бы фабричный продукт, как большинство картин в Голливуде. Опять-таки, когда кому-то что-то не нравится в моих фильмах, они знают, куда обращаться с жалобами (смеется).

Роберт, ты сделал очень хорошую плохую картину. А ты Квентин, по-моему, схитрил и сделал просто хорошую картину. Кто кого обманул?
(Оба смеются)
 
И какие же у вас финансовые отношения?
Тарантино: Роберт мне заплатил доллар за постановку одной сцены в его «Городе греха».

Родригес:  Квентин заплатил мне доллар за музыку к его фильму «Убить Билла-2».

 
 
Фильм Квентина Тарантино «Доказательство смерти» в кинотеатрах с 7 июня,  фильм Роберта Родригеса «Планета страха» в кинотеатрах с 21 июня.

Отзывы о «Тарантино&Родригес: Служители культа»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Новые и лучшие фильмы в кинотеатрах Москвы

с 1 ноября (чт) | Россия, 2018, 70 к/т, ужасы с 1 ноября (чт)

Страшилка про проклятые места в кинотеатре.

с 1 ноября (чт) | Великобритания, США, 2018, 112 к/т, драма, биография с 1 ноября (чт)

Байопик о культовом музыканте и лидере группы «Queen» — Фредди Меркьюри.

с 8 ноября (чт) | Великобритания, Германия, Канада, Швеция, США, 2018, 109 к/т, криминал, драма, триллер с 8 ноября (чт)

Продолжение истории хакерши под ником "Оса" с Клер Фой в главной роли.

с 25 октября (чт) | США, 2018, 105 к/т, комедия, приключения, фэнтези, мультфильм, семейный, мюзикл с 25 октября (чт)

История забавного йети, который не верил в существование человека.

Великобритания, Латвия, Россия, Франция, в кино с 15 ноября (чт)

Авторский независимый проект в стиле «мистическая история в таинственном доме».

с 8 ноября (чт) | Франция, 2018, 48 к/т, комедия с 8 ноября (чт)

Уморительная французская комедия о мужской команде по синхронному плаванию.

с 8 ноября (чт) | США, 2018, 26 к/т, драма, фантастика с 8 ноября (чт)

Фантастическая история о раздвоении личности.

Италия, Франция, в кино с 15 ноября (чт), драма

Миролюбивый собачий парикмахер вынужден противостоять бывшему боксеру, терроризирующему итальянский городок.

с 1 ноября (чт) | Великобритания, 2018, 8 к/т, документальный, биография с 1 ноября (чт)

Невероятная история жизни самого неординарного дизайнера в истории моды XX века.

Новая серия «Фантастических тварей», страшная история маньяка от Ларса фон Триера и другие премьеры сезона.

«Побег из Шоушенка», «Криминальное чтиво» и другие киношедевры на все времена.

«Жестокие игры», «Ромео + Джульетта» и другие картины, в которых бурлит энергия молодости.