Хаяо Миядзаки

Hayao Miyazaki
Хаяо Миядзаки Хаяо Миядзаки
В избранное
КарьераПродюсер, Сценарист, Режиссер, Роли
Всего фильмов19
Дата рождения5 января 1941
Жанрыкомедия, фантастика, мультфильм, драма, детский

Моя оценка

О персоне Фильмы Спектакли Концерты Выставки Другое

Родился Хаяо в большой семье — он второй из четверых братьев, — но не знал тягот военного детства: его дядя был владельцем, а отец, Кацудзи Миядзаки, директором авиационного завода, который делал крылья для истребителей. Относительное благополучие семьи омрачалось нездоровьем матери, которая была больна туберкулезом.

Образование Хаяо после школы имело мало общего с кино: он учился экономике в престижном университете Гакусюин, где горячо увлекся марксизмом, правда, одновременно состоя в клубе по изучению всемирной детской литературы. Защитив диплом о японской промышленности, он закончил университет со специальностью политолога и экономиста.

После этого Миядзаки пошел работать на киностудию «Тоэй», японский аналог «Союзмультфильма», где после трех месяцев обучения получил для начала весьма скромную роль рисовальщика промежуточных кадров. Первым мультфильмом, в создании которого он принимал участие, был «Сторожевой пес Гав» (1963).

Японская анимация только начинала складываться, творческий процесс еще не превратился в рутину, и открывался простор для инициативы. Все вносили свои предложения, практически каждый участник работы при достаточной настойчивости мог добиться изменений в сценарии. Проработав всего год, еще не поднявшись до должности ведущего аниматора, Миядзаки сумел полностью поменять финал фильма «Космическое путешествие Гулливера» (1964).

Следующий, 1965 год для него был отмечен женитьбой и началом работы над проектом своего соратника Такахаты — полнометражным фильмом «Храбрый солнечный принц» (1968). В Японии на фоне развлекательных детских мультиков он произвел сильное впечатление и был популярен среди студентов. Его смело можно признать одним из произведений, которые сломили мнение о мультипликации как о чем-то несерьезном. Миядзаки работал над картиной как ведущий аниматор и помощник режиссера.

Его поклонниками в этот период, сами того не зная, стали и российские зрители: супруги Миядзаки (Акэми тоже не оставляла работу) были ведущими аниматорами в фильмах «Кот в сапогах» (1969) и «Корабль-призрак» (1969), которые с большим успехом шли в московских кинотеатрах.

Несмотря на свою революционность, «Храбрый солнечный принц» понравился руководству студии «Тоэй» значительно меньше, чем зрителям. Бескомпромиссный Такахата не стал терпеть ограничений, и в 1971 г. ушел на студию «Эй-про» и пригласил с собой друзей. Миядзаки согласился на риск. 1971 год был посвящен работе над мультсериалом «Люпен III», трюковой комедии по мотивам популярного комикса, герой которого — японский внук французского благородного жулика Арсена Люпена. Затем был фильм Такахаты «Панда большая и маленькая» (Panda kopanda, 1972) и его продолжение — «Цирк под дождем» (Panda kopanda amefuri sâkasu no maki, 1973). Миядзаки, на сей раз не только аниматор, но также художник-постановщик и автор сценария, привел на премьеру своих детей: малыши остались довольны.

В июне 1973 г. Такахата и Миядзаки снова сменили работу и перешли на студию «Дзуйо Энтерпрайзес». Качество анимации их первых фильмов задало высокий уровень для последующих, и традиция поддерживалась много лет, несмотря на то, что вскоре Миядзаки покинул студию. Перед этим он успел заявить о себе как режиссер в мультсериале «Конан» (1978). «Конан» был первым мультсериалом, показанным японской государственной телекомпанией NHK.

После дебюта на телевидении Миядзаки снял для компании «Токио Муви Синся» свой первый кинофильм «Люпен III, замок Калиостро» (Rupan sansei: Kariosutoro no shiro, 1979)

Расстаться с Люпеном Миядзаки удалось только через год, за который, работая в компании «Телеком», он сделал под псевдонимом две серии для второго после 1971 г. телесериала «Люпен III».

В феврале 1982 г. в журнале «Анимэйдж» оставшийся временно без дела Миядзаки начал печатать роман в картинках «Навсикая из Долины ветров» (Kaze no tani no Naushika). За эти годы у него накопились невостребованные сюжеты, планы и замыслы, и чтобы как-то реализовать их, пришлось обратиться к форме комикса. Издатели поставили ему условие не экранизировать «Навсикаю», однако вскоре сами же попросили снять пятнадцатиминутный эпизод. Миядзаки отказался делать фильм длиной меньше часа, и в конце концов было принято решение о полнометражной, двухчасовой картине. История принцессы с экзотическими средневековыми декорациями, рыцарями, танками, воздушными боями, насекомыми высотой с дом, с экологической темой и величественным философским звучанием буквально потрясла Японию. Сорокатрехлетний Миядзаки стал классиком.

Издательство «Токума» поспешило закрепить успех. В апреле 1984 г. была основана фирма «Нибарики», что в переводе значит «Две лошадиных силы» — видимо, объединенные усилия ее владельцев, Миядзаки и Такахаты, — а в 1985 г. появилась легендарная студия «Джибли» (Ghibli, по-японски «Дзибури»). Ее название происходит от итальянских самолетов-разведчиков времен Второй мировой войны, которые, в свою очередь, получили имя от горячего ветра, дующего из пустыни Сахара. Возглавив собственную студию, он наконец получил возможность без помех проводить в жизнь свой принцип: снимать не то, что модно или что было хорошо принято в прошлый раз, а то, что особенно необходимо зрителю.

Миядзаки обратился к японским детям, которые, по его мнению, разучились мечтать и верить в приключения, и заново распахнул для них горизонт своим фильмом «Небесный замок Лапута» (Tenkû no shiro Rapyuta, 1986). Название отсылает к Свифту, но гораздо сильнее влияние Жюля Верна. «Лапута» не принесла золотых гор, но оправдала себя достаточно, чтобы за ней последовал следующий фильм. Это был двойной проект, встревоживший спонсоров студии. Такахата был вынужден обратиться в другое издательство, а компания «Токума» едва решилась поддержать Миядзаки, настолько необычная пара фильмов вышла на киноэкраны: трагическая антивоенная картина Такахаты «Могила светлячков» (1988) и сказка Миядзаки «Мой сосед Тоторо» (Tonari no Totoro, 1988). Триумф «Навсикаи» повторился, премьера вошла в историю японской анимации. По данным опросов, «Тоторо» уступил в народной любви только «Семи самураям» Куросавы. Деревенская идиллия конца 50-х, с рисовыми полями, холмами и перелесками, рассказ о встрече ребенка и природы разбудил в старших зрителях воспоминания детства.Позже японские борцы с неумеренным расширением городов сделали Тоторо, симпатичного мохнатого хранителя леса, своей эмблемой.

Настоящим коммерческим успехом оказался следующий фильм Миядзаки, «Ведьмина служба доставки» (Majo no takkyûbin, 1989), экранизация одноименной повести Э.Кадоно. Однако сам мастер остался недоволен.

Устав от детского кино, Миядзаки взялся за короткий мультик для показа во время международных авиаперелетов, положив в основу собственный комикс о самолетах 30-х годов «Век гидропланов» (1993). Предполагалось, что фильм будет чисто развлекательным, для чего подходил и главный герой, пилот ярко-красного гидроплана, говорящая свинья. Но обстановка предвоенной Адриатики, где происходило действие, перекликалась с реальными событиями на Балканах и настраивала на серьезный лад. Задуманная легкая комедия превратилась в один из самых необычных фильмов студии «Джибли», «Порко Россо» (Kurenai no buta, 1992), где свинья-пилот становится почти трагическим персонажем, а гротеск перемешан с пронзительной романтикой.

В рисованом кинематографе Миядзаки был прочно признан одной из самых крупных фигур, но он не стремился монополизировать влияние и славу. Есифуми Кондо, который в свое время был главным аниматором «Замка Калиостро» и «Ведьминой службы доставки», выступил как режиссер следующего фильма студии «Джибли» — «Шепот сердца» (Mimi wo sumaseba, 1995). Однако и в этом произведении прежде всего чувствуется рука Миядзаки как автора сценария и художника-постановщика. При высочайшем классе рисунка студия «Джибли» славится настороженным отношением к техническим новинкам, но в «Шепоте сердца» был применен цифровой звук и элементы компьютерной графики. Миядзаки продолжил эксперименты с компьютером в шестиминутном клипе «On Your Mark» (1995) на песню японского рок-дуэта «Chage & Aska», готовясь к следующей большой работе. Этой работой стала монументальная, философская и мрачная кинокартина «Принцесса Мононоке» (Mononoke-hime, 1997).

Несмотря на заявления, сделанные перед выходом «Принцессы Мононоке», Миядзаки не оставил кино. 2001 год ознаменовался фильмом «Унесенные призраками» (Sen to Chihiro no kamikakushi). По жанру это сказка, красочная и экзотическая, о приключениях десятилетней девочки в волшебном мире, но Миядзаки остается верен себе, стремясь, чтобы зрители получили не только радость, но и пользу для своего мировоззрения.

Фильм «Унесенные призраками» имел громкий успех в Японии и совсем невероятный за ее пределами: в 2002 г. — премия Берлинского кинофестиваля, в 2003 — «Оскар» в номинации «лучший анимационный фильм». Для всех ценителей японского кино за пределами Японии это, без преувеличения, историческое событие.

фильмы с Хаяо Миядзаки