ПОИСК

Александр Пономарёв

Александр Пономарёв Александр Пономарёв
В избранное
Карьера
Всего фильмов0
Жанры

Моя оценка

О персоне Фильмы Спектакли Концерты Выставки Другое
Морской офицер, окончивший Одесское высшее военно-морское училище, использовал свои навыки и военные связи на благо галерейной культуры: с 1990-х годов он стал первым современным художником, осваивающим на новом уровне водные стихии.

Две знаковые акции прославили Пономарева: раскрашивание подводных лодок в Северном Ледовитом океане (вот же были времена – бери лодку и крась!) и фокусы с исчезновением островов в Кольском заливе (Пономарев заволакивал их дымом-облаками).

После всего этого за ним и закрепилась репутация главного русского мариниста. Сегодня Пономарев страшно популярен в Европе как мастер военно-морских акций и инсталляций. Его картины-иллюминаторы (за стеклами плещет виртуальная вода) в Париже ценятся не меньше холстов Шагала. Вода и подлодки оказались делом очень перспективным.

Прямая речь:

«Древние финикийцы говорили, что человек треть жизни должен учиться, треть жизни плавать по морям и треть – заниматься искусством. В принципе у меня так и получается. После художественной школы я закончил Высшее инженерно-морское училище в Одессе. Плавал на «банановозе» (грузовом корабле – ред.) по всему миру, был в Латинской Америке, в тропиках.

Началось все с того, что в 1996 году я расписал на корабельном кладбище в Балтийском море мертвые корабли, а потом на основе этой акции сделал выставку «Корабельное воскресенье» в Третьяковской галерее. В этом ВМФ непосредственно не участвовал, а получить разрешение поработать в закрытых морских зонах мне помог калининградский Музей Мирового океана. Мы вышли на нескольких катерах, залезли на обломки кораблей, и я их расписал. Именно друзья дали мне хорошие рекомендации, когда праздновалось 300-летие российского флота. В 1997-м я впервые приехал в старую столицу Северного флота – город Полярный на Баренцевом море. У меня было письмо от главкома ВМФ Громова, в котором он просил комитет по празднованию оказать мне помощь. Подписывая письмо, главком не знал точно, что я буду делать. Так я попал туда, куда обычных людей не пускают, и устроил акцию «Северный след Леонардо» – расписал действующую подводную лодку. Искусство так и должно существовать – в каком-то бешеном пространстве, которое даже нельзя описать. Я теперь в Полярном почетный человек, часто туда езжу, вожу подарки друзьям, мы собрали им для музея коллекцию работ современных художников».