Марина Брусникина слывет в МХТ им. Чехова главным специалистом по постановке современной прозы. Для своей очередной премьеры она выбрала рассказы Владимира Маканина, чьи тексты еще ни разу не звучали со сцены.

Спектакль 2002 года «Пролетный гусь» по рассказам Виктора Астафьева дал дебютировавшей в качестве режиссера Марине Брусникиной первый зрительский успех и Госпремию, после чего актриса и педагог по сценической речи, приободрившись, повадилась снимать со своей полки книжку за книжкой и переносить их на мхатовскую сцену. В очередь за Астафьевым выстроились: Людмила Улицкая («Сонечка»), Валерий Исхаков («Легкий привкус измены»), Рубен Давид Гонсалес Гальего («Белое на черном»), Анатолий Курчаткин («Солнце сияло»). Не театральная афиша, а просто-таки список книг для внеклассного чтения. Крайним, то бишь последним, в этой очереди очутился Владимир Маканин, спектакль по произведениям которого только что выпущен на Малой сцене МХТ.

Чтобы описать все вышеперечисленные спектакли Марины Брусникиной, достаточно и одного абзаца. Вначале камерное пространство сцены заполняется людьми в джинсах и свитерах, потом они на разные голоса начинают читать избранную для этого вечера книжку. Любая попытка «изобразить» или слишком сблизиться со своим персонажем здесь пресекается на корню. Герои говорят о себе в третьем лице («он пошел», «он сделал», «он подумал»), а сам спектакль, построенный на художественный читке, всецело подчинен слову. Умение Марины Брусникиной знать свой шесток и ставить себе только те задачи, которые она способна выполнить, не может не вселять уважение. Раз режиссура в ее спектаклях сведена к минимуму, то ведь и упрекнуть как будто не в чем. Получается, что все недостатки, равно как и достоинства, ее работ напрямую связаны с избранным литературным материалом.

«Река с быстрым течением» «Река с быстрым течением» — это название одного из использованных маканинских рассказов. Вынося на афишу такой заголовок, Брусникина, конечно, намекала вслед за писателем на быстротекущую жизнь, потихоньку сносящую всех нас в неведомое море. Она начинает спектакль «Рассказом про рассказ». Из общего хора выступает Автор (Дмитрий Брусникин), который поведает нам о своем намерении написать рассказ. Туда, разъясняет он, вошли бы такие-то и такие-то персонажи, действовали бы они так-то и так-то, а речи произносили бы вот какие. Писатель вместе со своими героями живет в одном многоквартирном доме, и перегородки в нем так тонки, что, даже особо не напрягая слух, можно расслышать, как плачет ребенок в дальнем отсеке.

Все действующие лица, в сущности, ужасно похожи друг на друга. Это хорошие, чуткие, сострадающие чужому несчастью люди. Но кому-то повезет, а кому-то нет. Кого-то сразу утянет на дно, а иной еще побарахтается. Кто-то по случайности будет прибит течением к человеку, которого он назовет «спутником жизни», а другому, бедолаге, так и грести в одиночку до самой смерти.

Перегородки между разными маканинскими произведениями тоже, как выяснится, почти невесомы, и демонтировать их для актеров задача плевая. В каждом из отсеков примерно одно и то же: любовь, нелюбовь, праздник, поминки, черная полоса вперемежку с белой, забавное пополам с грустным. Все они ужасно милые, и следить за ними интересно. Но раз уж все эти жильцы так похожи, то они вроде как и необязательны. Вот и получается, что любой из прочитанных рассказов можно с легкостью выдернуть из сценического текста без особого ущерба для результата. Книжку-то всегда захлопнуть можно, а со спектаклем как быть?