Поклонники мюзикла «Нотр-дам де Пари» в предвкушении. В «Олимпийском» пройдет концерт, который соберет всех артистов оригинального «золотого» состава. По сути, это мировая премьера новой версии шоу.


Французский мюзикл «Нотр-Дам де Пари» для российской публики — абсолютно культовая вещь. У нас его любят даже сильнее, чем на родине. После закрытия в 2004 году московской версии (с Вячеславом Петкуном и Светланой Светиковой) самодеятельные постановки шоу, покорившего мир, стали появляться у нас, как грибы после дождя. В Нижнем Новгороде даже поставили пародийный мюзикл «Колокольня», действие которого разворачивалось в глухой сибирской деревне. Труппа столичных исполнителей колесила по российским городам
и весям с полулегальным гастрольным чесом, пока продюсер Катерина фон Гечмен-Вальдек не пригрозила подать на них в суд.

Впрочем, французские исполнители «Нотр-Дам» любимы у нас ничуть не меньше. Голубоглазый харизматик Гару, романтический мачо Даниэль Лавуа, обаятельная красотка Элен Сегара — в Москве частые и желанные гости. Но каждый раз, когда артисты выступали у нас с сольными программами, русские зрители одолевали их одним и тем же вопросом: «Когда, ну когда уже вы приедете все вместе и споете нам Belle?».

И вот свершилось. Специально для верной русской публики спустя 12 лет после премьеры «золотой» парижский состав впервые соберется вместе, чтобы дать серию представлений в Москве и Санкт-Петербурге. Причем французы грозятся показать новую, уникальную постановку, не похожую ни на одну из предыдущих версий. Итак, что же мы увидим в «Олимпийском»: впервые «Нотр-Дам де Пари» будет исполняться в сопровождении большого симфонического оркестра под управлением прославленного дирижера Ги Сент-Онжа (он работал с Дэвидом Боуи, Селин Дион и Мишелем Леграном) и хора из сорока человек. Для сравнения — московская постановка шла под оркестровую фонограмму, а в спектакле участвовало всего 24 артиста, включая танцоров и акробатов. Так что всеми любимая музыка Ричарда Коччианте наконец зазвучит в полную мощь и, может быть, убедит скептиков, что не стоит равнять ее с французским шансоном.

Для российского турне создана новая сценография. Понятно, что выстраивать стену собора в натуральную величину на один вечер не имеет смысла, поэтому организаторы обошлись более мобильными, но не менее эффектными современными компьютерными декорациями. Костюмы тоже будут весьма условными: красавцу Гару не придется себя уродовать гримом горбуна Квазимодо, а роковому Даниэлю Лавуа надевать черную сутану.

То, что мюзикл в таком исполнении будет больше походить на концерт, никого смущать не должно. Ведь он и в оригинальной версии представлял собой череду номеров, сшитых на живую нитку необязательными диалогами, из-за чего на родине жанра, в Штатах и Англии, не смог зацепиться надолго. Для русской публики отсутствие драматургии даже в нашей версии «Нотр-Дам де Пари» показалось не такой уж большой бедой — зато поют красиво.

Гораздо больше московские зрители в свое время придирались к переводу Юлия Кима. Уж больно его фирменный слог не рифмовался с романтическим пафосом романа Гюго. В Сети тут же появилось большое количество альтернативных переводов, но ни один из них не мог вполне передать изящество либретто Люка Пламандона. Зато теперь фанаты смогут вполне насладиться французским поэтическим сладкозвучием.

К слову, замысел концертной версии мюзикла настолько впечатлил крупных иностранных продюсеров, что они тоже едут в Москву — договориться о гастролях у себя. Ну и буквально на днях стало известно, что огромное количество билетов на концерт в «Олимпийском» приобрели зрители из Европы. Ведь мюзикл «Нотр-Дам де Пари» считается культовым не только в России.