Анастасия Калачева
22 декабря 2009

«Разбойники»: что выросло, то выросло

Молодой да ранний режиссер Василий Бархатов поставил пьесу Шиллера. В его интерпретации люди гибнут за YouTube.

Крохотная сцена филиала Театра им. Пушкина, которую труппа гордо зовет «малой», давно стала трамплином для успешного старта молодых режиссеров. С нее в свое время очень удачно впрыгнули в театральный истеблишмент и Нина Чусовова, и Кирилл Серебренников.

Правда, Василий Бархатов дебютант с натяжкой. Во-первых, его постановки в Мариинке уже успели отхватить энное количество наград разного ранга, во-вторых, успех, помноженный на юность, создал вокруг его персоны невероятный ажиотаж. Но все же в «нормальном» драматическом театре в роли постановщика оказался впервые. Так что «Разбойники» вполне себе — дебют.

Молодое дарование за выпущенные два спектакля набралось многих полезных навыков. В том числе и ценных умений правильно обращаться с визуальным и музыкальным рядом. Про музыку Шуберта в этом спектакле писать не будем — в программке про нее все сказано. Констатируем несколько фактов — музыки много, поют все.

Теперь про пространство. Видя, как молодой режиссер, зажатый в тиски камерной сцены, решает проблему малогабаритности подмостков, хочется сразу согласиться с теми, кто стремится записать Василия в главную «надегу и опору» современного театра. При помощи одной белой стены, которая катается туда-сюда по горизонтали и служит экраном для видео, он трансформирует сцену в любое место действия.

Кстати, видео, а точнее — хоум видео, одна из главных действующих сил в спектакле. Откуда это у шиллеровских персонажей взялась камера? Наверное, даже и объяснять не надо, где видел 25-летний Бархатов эпоху и авторские ремарки тяжеловесной немецкой трагедии. 

Как и положено молодому режиссеру, действие он перенес в наши дни. Правда, к местным реалиями приспосабливать не стал, а оставил «золотую молодежь» жить в Европе.  Франц (Евгений Плиткин) получился у Бархатова даже более симпатичной личностью, чем Карл (Владимир Моташнев). Этого-то хоть совесть мучает (мучает она его, конечно, как в нормальном голливудском триллере — младший Мор разговаривает с выключенным телефоном и вообще активно страдает манией преследования в лучших хичкоквских традициях), а старшего так и вовсе нечего окромя YouTube не волнует.

Кажется, он и Амалию убивает в финале с пафосом, только чтобы добавить на свою страничку новый видеоролик. Деликатный режиссер показывать эту чудовищную сцену зрителям не стал, о смерти возлюбленной Моров сам Карл рассказывает на следственном эксперименте. Который... Правильно, тоже снимают на камеру. С другой стороны, ребят винить не приходится, у них наследственность плохая — папа-фашист. Именно на этот факт весь спектакль недвусмысленно намекает молодой режиссер.

А теперь немного о грустном. Работать с драматическим актерами Бархатов не умеет. То есть рисунок роли с огромным количеством фенечек-подпорок он, конечно, исполнителями изобразил, а вот как в нем существовать, не рассказал. «Разбойники» бегают с видеокамерой, устраивают лихо придуманные жестокие шалости, прорываются сквозь полицейский кордон или валяются в лужах собственной крови — играют недавние выпускники Романа Козака, которые в основном и задействованы в постановке, на хорошо и отлично.

Но стоит им от дела перейти к словам, как тут же возникают «черные дыры» в действии. Например, когда один из подельников Карла рассказывает, как он бросил в огонь младенца, а предводитель шайки должен изобразить внезапно проснувшуюся совесть — получается как-то не очень. С другой стороны, ну его этот психологический театр, который все прогрессивное человечество давно сбросило с корабля современности. Тем более,что спектакль получился действительно хороший.

И еще одна мелочь. Чувствуется в Бархатове заряд крайне симпатичного театрального хулиганства — весь спектакль он высказывает свое «фи» службам пожарной безопасности. Активно возражая против запрета открытого огня на подмостках, он заставил актеров курить незажженные сигареты, сидеть при негорящих свечах и т. д. Жалко, что, кроме служб безопасности, больше ему дулю показывать и некому. Эх, Бархатову еще бы парочку конкурентов по совместительству идеологических противников, как бы тогда увлекательны стали столичные театральные сезоны.

Отзывы о ««Разбойники»: что выросло, то выросло»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Лучшие спектакли в Москве

Вт, 6 мар | Гоголь-центр, драма Вт, 6 мар

Гоголь в трактовке Серебренникова.

Вс, 11 мар | Современник, драма Вс, 11 мар

Пронзительная драма о мальчике-аутисте.

Золотая маска

Пт, 23 фев | Место будет объявлено дополнительно, драма Пт, 23 фев

Необычный спектакль в обстановке обычной московской квартиры.

Золотая маска

Ср, 21 фев | Театр им. А.С. Пушкина, драма Ср, 21 фев

Взрывной спектакль-кабаре о непростом выборе между социальным долгом и обывательским счастьем.

Золотая маска

Ср, 21 фев | Большой театр, опера Ср, 21 фев

Мрачная опера в шокирующей режиссуре, поставленная совместно с английским оперным театром.

Золотая маска

Пн, 26 фев | Театр наций, драма Пн, 26 фев

Рассуждения мужчины и женщины о том, что лежит в основе их желания иметь ребенка.

Золотая маска

Сб, 24 фев | Гоголь-центр, драма Сб, 24 фев

Лиричная фантазия по книге стихов русского поэта Серебряного века Михаила Кузмина.

Премьера

Чт, 1 мар | Школа драматического искусства, драма Чт, 1 мар

Хулиганский спектакль Дмитрия Крымова по Шекспиру.

Ср, 21 фев | Гоголь-центр, драма Ср, 21 фев

Максим Виторган в спектакле про героя футуристической поэмы великого поэта.

Премьера

Вт, 27 фев | Центр им. Вс. Мейерхольда, драма Вт, 27 фев

Осовремененный Чехов в режиссуре Виктора Рыжакова.

Премьера

Ср, 28 фев | Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, опера Ср, 28 фев

Лучшая опера чешского композитора Яначека, главное в которой — национальный колорит.

Премьера

Вт, 20 фев | Театр им. Вл. Маяковского, Театр им. Вл. Маяковского. Сцена на Сретенке, Театр им. Вл. Маяковского (филиал на Сретенке), драма Вт, 20 фев

Ироничная история поиска любви накануне прихода нацистов к власти.