Татьяна Демидова
23 апреля 2002

Константин Хабенский: "Мое амплуа – комическая старуха"

...по Тверской быстрым шагом шел обычный и ничем не примечательный на первый взгляд человек. Но девушки почему-то оборачивались ему вслед, а милиционеры улыбались. Скажите, вам часто улыбаются сотрудники милиции?
А человек свернул с Тверской в Камергерский переулок и как ни в чем не бывало вошел во МХАТ через служебный вход.
“Плахов…” - прошептал один прохожий другому. “Хабенский” - отозвался, словно на пароль, его спутник.

Питерский актер Константин Хабенский, который больше известен москвичам по сериалу “Убойная сила”, оказался в Камергерском переулке не случайно. Он репетирует роль Зилова в новой постановке МХАТа им. Чехова “Утиная охота”. Мы встретились с артистом незадолго до начала репетиции. Он только что приехал из Питера, а вечером уезжал обратно. Актер выглядел уставшим и, отвечая на вопросы, был предельно лаконичным. Невольно подумалось,что Хабенский мог бы служить в разведке. А он играет в кино. И в театре.

- Театральная история знает несколько постановок “Утиной охоты” (с Владимиром Андреевым, Михаилом Ефремовым в главной роли). Есть фильм “Отпуск в сентябре” с Олегом Далем. Чье исполнение роли Зилова вам ближе?

- Театральных постановок я не видел. К творчеству Олега Даля (включая роль Зилова, разумеется) я отношусь с глубоким уважением. Что касается “Утиной охоты”, которую репетируем мы… Есть люди, которые, не сделав еще ничего, любят много и красиво говорить о намерениях, о том, каким будет спектакль. Потом приходишь на премьеру и понимаешь, что все это чушь собачья. Полная нестыковка того, о чем говорилось заранее, и того, что происходит на сцене. Пьеса “Утиная охота” настолько хороша, мощна и неприступна, что заниматься саморекламой в данном случае нет никакой необходимости. Когда альпинист забирается на высокую гору, он не рассказывает, как именно он это сделает. Для него главное – добраться до вершины. У нас, по-моему, похожая ситуация.

- Кем Вы хотели стать в детстве?

- Кем все дети хотели быть – моряком, космонавтом. В кого играли, тем и хотели быть. Играли в моряков, партизан, разведчиков, снайперов, в детей подземелья играли. Какое-то время мне хотелось быть отшельником.

- Вы чуть не стали авиаконструктором. Это было желание родителей?

- Это было мое желание. Мне надоело учиться в школе, я мечтал пересесть со школьной парты на студенческую скамью. Поэтому после восьмого класса поступил в техникум авиационного приборостроения. Проучился три года, потом понял, что это не мое, и ушел оттуда.

- Для того чтобы осознать, что это не Ваше, потребовалось целых три года?

- Да. Я думаю, что первые зачатки актерской натуры тут и проявлялись, потому что, прежде чем что-то понять, нужно все понюхать, потрогать руками, ошибиться.

- До актерской Вы “потрогали” еще несколько специальностей: сторожа, полотера, дворника.

- Еще я был монтировщиком в театре. Молодой человек, который пышет здоровьем, должен иметь какую-то финансовую независимость, чтобы жить так, как он хочет. Так как я одновременно работал и сторожем, и полотером, и дворником, деньги у меня были.

- Актеров у Вас в роду не было?

- У нас инженерная семья. Но тяга к искусству, увлечение театром прослеживается.

- Однако в театр Вы попали случайно?

- Думаю, да. Хотя ничего случайного не бывает. Сначала я работал “театральным горошком” - в массовке (это еще называется “люди в черном”), потом поступил в театральный.

- Были примерным студентом?

- Не стану утверждать.

- Учеба давалась легко?

- Не скажу, что все было просто. В течение четырех лет из пяти у нас было казарменное положение. Мы сутками пропадали в аудитории. Это была армейская школа театрального искусства. Но зато из стен института мы вышли закаленными людьми, которые имели на счету уже около 150 спектаклей. Хотелось много играть, не хотелось стоять в очереди за главной ролью.

- Некоторое время Вы работали в театре “Сатирикон”. Почему не сложился этот “театральный роман”?

- Я с глубоким уважением отношусь и к Константину Аркадьевичу, и к его театру, но мне было не интересно играть в массовке, а в Питере предложили хорошую роль. И я уехал.

- Правда ли, что спектакль “Калигула” в питерском “Ленсовете” был поставлен с расчетом на то, что Вы исполните главную роль?

- Наверное, да. По крайней мере так утверждает Юрий

Бутусов, режиссер спектакля.

- Любите эту роль?

- Любимая роль – та, которой не перестаешь удивляться, бояться, прорываться в нее, понимать ее, в изучении которой не останавливаешься. Для меня работы в спектаклях “В ожидании Годо”, “Калигула”. Это роли навырост.

- Верите ли Вы в театральные приметы? Например, говорят, что, если упал текст с ролью, нужно обязательно на него сесть…

- Сажусь. И в приметы верю. Но говорить о том, в какие приметы веришь, – плохая примета. И рассказывать что-то заранее о предстоящем спектакле – тоже плохая примета.

- Когда на сцене случаются какие-то непредвиденные ситуации, как выходите из положения?

- Всегда по-разному. На спектакле “В ожидании Годо” мы разговариваем с кем-то из зрителей, пытаемся за него отвечать. И вот буквально вчера зритель активно включился в диалог, заговорил, стал излагать свой вариант понимания пьесы (не скажу, что он был глубоким). Пришлось выкручиваться.

- Какая из киноролей Вам особенно дорога?

- В кино важно общение с людьми, приобретение интересных знакомств. Для меня это знакомство и работа с Дмитрием Месхиевым. Мне кажется, что роль в фильме “Механическая сюита”, которая была для меня новой и интересной, получилась чуть лучше, чем “удовлетворительно”, и чуть хуже, чем “хорошо”. На четверочку с минусом, скажем так. Сейчас должен выйти фильм Филиппа Янковского “В движении”, где я играю журналиста. Тоже, по-моему, роль, за которую не стыдно.

- Довольно часто журналист в современном кинематографе – это продажная душа, человек без стыда и совести. Ваш герой тоже такой?

- Мой герой разный, я очень на это надеюсь. Может одновременно плакать и снимать по заказу каких-то обнаженных женщин, говорить в лицо, кто есть кто, и думать в этот момент о маме, о том, как ей тяжело.

- Говорят, что на роль в фильме “Женская собственность” Вас взяли без кинопроб. Это так?

- Да. Думаю, что это какой-то интуитивный выбор Дмитрия Месхиева. Я благодарен ему за то, что он когда-то поверил в меня и что сейчас наши совместные творческие поиски продолжаются.

- Вы довольно строго оцениваете свои работы в кино. Роли в “Механической сюите” поставили скромную четверочку. А сколько баллов получит у Вас Плахов из “Убойной силы”?

- Я скажу так: стоило сниматься в тридцати с лишним сериях, чтобы дождаться “чеченского” блока - четырех серий о Чечне. “Убойная сила” - это народная криминальная комедия, детский сериал. Люди смотрят, им нравится. Вообще я считаю, что в сериале лучше недоработать, чем переработать. Герои сериала должны быть очень просты, понятны зрителям. Если я стану пыжиться в каждой серии достать Луну, думаю, люди от меня будут просто уставать. Ведь Плахова любят за то, что он такой же, как все.

- У Вас были замечательные театральные работы, отмеченные “Золотой Маской”, хорошие роли в кино. А всенародная любовь и большая слава пришли только после “Убойной силы”. Не обидно?

- К этому нужно относиться как к данности, как к свершившемуся факту. Нужно смотреть правде в глаза: благодаря “Убойной силе” нас стали знать в лицо. А одна из составляющих профессии актера в том и состоит, чтобы тебя знали в лицо. Без этого нельзя. Да, жалко, что самое простое, самое незначительное оказывается популярным и что благодаря этому ты становишься известным. Но ничего страшного в этом нет.

- Правда ли, что “Чеченский” блок “Убойной силы” снимался в Осетии, в обстановке, максимально приближенной к боевой?

- Нельзя сказать, что обстановка была приближена к экстремальной. Да, съемки проходили на границе с Ингушетией. Было несколько неприятных моментов: где-то за перевалом сбили наш вертолет, на одном из блок-постов нас попросили не надевать яркие (и особенно красные) вещи. Но мы старались не придавать этому значения и занимались делом. А вообще – красотища! Красивые, добрые, благородные люди, все так хорошо и… Идет война – парадокс.

- Некоторые серии “Убойной силы” снимались в Америке. Какое впечатление произвела эта страна? Как там работалось?

- Все говорят, что американская система распределения времени, подготовки, условий для актеров бесподобна. Мне так не показалось. А может быть, мы просто не туда попали. Я думаю, что не было необходимости находиться там три недели, все, что нужно, можно было отснять за неделю. Но, с другой стороны, походил везде, посмотрел. В Лас-Вегас съездили.

- Понравилось?

- Это и сказка, и кошмар одновременно. Огромное неоновое пятно в пустыне, которое никогда не гаснет. Уже за эту сказку можно уважительно относиться к американской нации.

- В казино, наверное, играли?

- Что-то поставили, сыграли, выиграли, потом проиграли в два раза больше. Все нормально, все как со всеми.

- Считается, что самое тяжелое испытание – медные трубы. Вы звездной болезнью уже переболели?

- Да. Это действительно болезнь, которая ощущается и психологически, и физически. Бывает у всех. Если кто-то говорит, что у него не было звездной болезни, не верьте - он лукавит. Я болел в течение недели. Потом возникали, конечно, какие-то остаточные явления. Слава богу, что рядом со мной друзья, которые периодически напоминают, откуда мы вышли и куда все придем.

- Если друзья скажут: “Костя, эта роль у тебя не идет”, обидитесь?

- Я пошлю их далеко и буду продолжать работать над ролью.

- Критики называют Вас то романтическим героем, то характерным актером, а то и “комиком-неврастеником”. Как Вы сами определяете свое актерское амплуа?

- Мы в нашей компании определили мое амплуа как “комическая старуха”. В него входит и комик-неврастеник, и романтический герой, и драматический, и трагикомический, и актер театра и кино, и просто хороший человек. Хорошо, что театральные критики навешивают мне разные “ярлыки”. Это говорит о том, что я стараюсь работать в различных амплуа, овладеваю разными жанрами.

- Вы пришли в загс после бурно отмечавшегося дня рождения. Как на это посмотрели Ваши родители?

- Мои родители предоставляют мне свободу действий, свободу выбора и право исправлять собственные ошибки.

- Молодая семья Хабенских строится на демократических принципах или по традиционному правилу “мужчина всегда прав”?

- Пока нет времени выбирать, кто главный. Наши отношения сейчас можно определить как встречи и разлуки.

- Как жена относится к Вашей популярности?

- С пониманием. Точно так же, как и любая мудрая женщина. У Вас сигаретки не найдется?

Услышав отрицательный ответ, Константин отправляется на поиски. Вскоре возвращается, уже с сигаретой.

- Вредные привычки, как видно, имеются.

- В полном объеме.

- Какие спиртные напитки предпочитаете?

- В зависимости от настроения и места это может быть пиво, водка, абсент или виски.

- Как любите отдыхать?

- Очень люблю, особенно в последнее время, об этом помечтать: где, а самое главное, когда буду отдыхать. Думаю, что 10 мая я отдохну. Не весь день, разумеется, а полдня. А в августе, надеюсь, уеду куда-нибудь далеко-далеко и надолго-надолго… Думаю, примерно на неделю. Сейчас для меня лучший отдых, о котором я мечтаю, это сон.

- Вы одновременно репетируете в Москве и играете в Питере?

- Да. Позавчера я был в Москве, вчера – в Питере, сегодня – в Москве, завтра опять буду в Питере, где я снимаюсь в новом сериале Сергея Снежкина и играю в театре.

- Это интересные роли и от них жаль отказываться или хочется денег побольше заработать?

- Мне нравится моя профессия, иногда я получаю от работы удовольствие, временами колоссальное. Вдобавок за это мне еще платят деньги. Это просто здорово.

Премьера спектакля “Утиная охота” состоится 7, 8, 9, 19 и 24 мая на Малой сцене МХАТ им. Чехова. Режиссер Александр Марин. В ролях: Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Марина Зудина, Александр Семчев, Валерий Трошин, Екатерина Семенова и др.
Заказ билетов по т. 292-67-48.

Отзывы о «Константин Хабенский: "Мое амплуа – комическая старуха"»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Лучшие спектакли в Москве

5 декабря (ср) | 20:00 | Электротеатр Станиславский, драма 5 декабря (ср) | 20:00

17 декабря (пн) | 19:00 | Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, опера 17 декабря (пн) | 19:00

Три оперные новеллы по произведениям немецкого мистификатора.

Выбор редакции

28 ноября (ср) | 19:00 | Школа драматического искусства, драма 28 ноября (ср) | 19:00

Ошеломляюще красивый спектакль о жизни Дмитрия Шостаковича и истории еврейского народа.

22 ноября (чт) | 19:00 | Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, балет 22 ноября (чт) | 19:00

Пронзительный балет Джона Ноймайера по мотивам пьесы Чехова.

23 ноября (пт) | 19:00 | Малый театр, комедия 23 ноября (пт) | 19:00

Грандиозный бенефис актера Василия Бочкарева.

23 ноября (пт) | 19:00 | Театр наций, драма 23 ноября (пт) | 19:00

Ингеборга Дапкунайте в роли князя Мышкина.

1 декабря (сб) | 20:00 | Гоголь-центр, драма 1 декабря (сб) | 20:00

Необычный спектакль-игра, ставящий эксперименты со зрительским восприятием.

21 декабря (пт) | 19:00 | Театр им. Евг. Вахтангова, драма 21 декабря (пт) | 19:00

Лаконичный и страшный спектакль о силе рока.

9 декабря (вс) | 19:00 | Гоголь-центр, драма 9 декабря (вс) | 19:00

Довоенные берлинские шлягеры в спектакле с лидером группы «Мегаполис».

22 ноября (чт) | 19:00 | Школа драматического искусства, драма 22 ноября (чт) | 19:00

Черная комедия от Дмитрия Крымова и его артистов.

19 ноября (пн) | 19:00 | МХТ им. А. П. Чехова, Театр Олега Табакова (Табакерка). Сцена на Сухаревской, драма 19 ноября (пн) | 19:00

Бродвейский хит в яркой режиссуре Евгения Писарева.

27 ноября (вт) | 19:00 | Et Cetera, Театр им. Ермоловой, драма 27 ноября (вт) | 19:00

Отличная трагикомедия с Иваном Янковским в роли разочарованного в себе героя.