Начало сезона обрушит на меломана два очень важных события. Одно для интеллектуалов, думающих и неленивых. Другое демократичное, для всех. Оба они сродни тектоническим сдвигам, которые поменяют со временем весь ландшафт.

Обаятельный сноб и интеллектуал Геннадий Рождественский впервые встанет за пульт Национального филармонического оркестра России – это знаменательное событие откроет пятый сезон в Московском международным доме музыки. Концерт примечателен не потому, что отец-основатель НФОРа Спиваков уступает свое место на дирижерском постаменте – Владимир Теодорович делает это часто и непринужденно. Другой разговор, что живой классик Геннадий Николаевич Рождественский еще должен был дать себя уговорить его занять. Музыкант от бога, он знает себе цену, к выбору оркестров подходит очень тщательно, московские и вовсе не балует вниманием. А главное, он бьет доводами и обаянием в мирных целях, чтобы дирижировать интересным именно ему репертуаром – Роджественскому ничего не стоит обернуться к публике и поведать ей что-нибудь страшно любопытное о том, что он играет, зачем и как. Потому и с репертуаром все непросто. Блестящий рассказчик, сибарит и мастер тонкой музыкантской байки, Рождественский постоянно генерирует оригинальные идеи, и благодаря его приятельству с композиторами на свет появилось несколько новых сочинений.

Именно Рождественский «вывез» за рубеж многое из отечественной современной музыки. Под его палочкой и его усилиями впервые прозвучали опусы, запрещенные советской цензурой. Так вот, на нынешнем концерте будет одно из них – легендарная сюита Альфреда Шнитке из музыки к легендарному спектаклю Юрия Любимова на Таганке «Мертвые души». Вечная тема русской культуры у Шнитке звучит как трагифарс, и Рождественский каждую интонацию партитуры передает внятно, с нужной долей горечи и иронии. К слову сказать, Шнитке оценивал влияние Рождественского очень ясно: «Моя композиторская работа почти вся зависела от контакта с ним и от многочисленных разговоров. Многие сочинения были задуманы в таких разговорах».

К этому гвоздю программы Рождественский добавил праздничную Пятую симфонию Сибелиуса (отзвук его удачного скандинавского цикла прошлого сезона) и виртуозный соль-минорный концерт Сен-Санса, в котором солирует жена и постоянная партнерша дирижера, пианистка Виктория Постникова. Любопытно, как справится с задачей НФОР, не привычный к такому концертному набору.

Теперь о втором, демократичном событии. Вечер балета с умиротворяющим названием «Золото осени» соберет артистов Большого, Мариинского, петербургского Театра Бориса Эйфмана и Камерного балета «Москва». Танцевать они будут опусы наших современников Алексея Ратманского, Бориса Эйфмана, Никиты Дмитриевского. Последний, не слишком широко известный хореограф, и затеял этот вечер, собрав вполне пристойную команду артистов и аккуратно поместив свое имя в список выдающихся авторов. Ничего криминального в этом нет, но цель и задачи очевидны: чтобы вписать себя в процесс, надо этот самый процесс стимулировать. Или генерировать, в конце концов. Иного механизма у нас пока нет, так что подающий надежды российский балетмейстер просто обязан обладать навыками бизнесмена. Иначе никто и никогда не узнает, что кроме близкого к шедевру «Среднего дуэта» Ратманского и «Красной Жизели» Эйфмана есть одноактные балеты «Зеркало», «Дежавю» и дуэт «Мелодии белой ночи» Дмитриевского. Узнать об этом просто неоткуда. Правда, опыт этого молодого хореографа в большом формате (он ставил в Новосибирске взбалмошную стоковую «Золушку», показанную на «Золотой маске») скорее разочаровал, чем порадовал. В формате поскромнее он выглядит куда лучше, так что полюбопытствуйте. В крайнем случае, оцените пары, которые точно хороши: Наталья Осипова-Андрей Меркурьев (Большой) Елена Кузьмина-Юрий Ананян (Театр Эйфмана), Юлия Махалина-Михаил Лобухин (Мариинский).