Сергей Соловьев
8 июля 2013

Варвара Турова: «Наш формат — свобода»

После недавней премьеры на «Платформе» Кирилла Серебренникова о ней заговорили как о талантливой актрисе. Прежде Варвара Турова была известна как один из главных трендсеттеров Москвы. В ближайшие выходные, 14 июля, например, она с коллегами устраивает масштабный фестиваль в парке «Музеон». Это стало поводом для нашей встречи, которая проходила на веранде сада «Эрмитаж».

Я сейчас попробую перечислить твои профессии (образы, в которых я тебя наблюдал): журналист, музыкальный критик, продюсер, клубный деятель и вот теперь актриса… Есть в твоей карьере какая-то логика?
Во-первых, это, конечно же, никакая не карьера. Данное слово ко мне вообще не имеет отношения. А во всем этом только одна логика. Перечисленные тобой занятия — то, чем я никогда не мечтала заниматься. (Смеется.) Не думаю, что кто-то с детства страстно хотел быть музыкальным критиком. В том числе и я. Просто мой папа работал в одном интернет-проекте, и им срочно нужен был музыкальный обозреватель. Он меня заставил, я не виновата. Слава богу, через несколько лет я покончила с музыкальной критикой.

Теперь ты совладелец и арт-директор клуба «Мастерская». Есть мнение, что клубная тусовка — не самая приятная компания…
Полностью с тобой согласна.

Серьезно?
Шучу, конечно. Нет такого явления, как клубная тусовка. У каждого клуба она своя. Если говорить о нашем клубе, то плюс «Мастерской»(а возможно, и ее проблема) в том, что здесь происходят очень разные вещи. Когда в одном и том же помещении есть театр, кинопоказы, классическая музыка, угар, сумасшедший дом, пляски, лекции, детские занятия, круглые столы, дискотеки, ты не можешь рассчитывать на одну и ту же публику. Иногда бывают смешные ситуации — когда серьезные люди, какие-то бабушки в кружевных шалях, выходят из театрального зала, а уже пришли на дискотеку хипстеры с безумными глазами. Вдруг эти потоки сталкиваются. Очень забавное иногда получается зрелище.

Легко привозить в Россию интересных артистов?
Самая большая проблема в привозе музыкантов — помимо виз, цен на самолетные билеты и завышенных требований по гонорарам — это московская публика. Потому что заставить московскую публику чем-то заинтересоваться (кроме групп, слышанныхт ысячу раз и давно сдувшихся в творческом плане) невероятно сложно.

Ты очень привередлива в выборе групп и музыкантов? Какова ваша музыкальная политика?
Я была бы еще более строгой в отборе, если бы в Москве было достаточно хороших групп. Но, к сожалению, их очень мало. За четыре-пять лет я так и не смогла четко сформулировать, каков же наш музыкальный формат. Есть какие-то интуитивные определения. Например, у группы есть большой шанс у нас сыграть, если она театральна. Такое попадание недавно произошло с группой «Кассиопея». Еще мы любим ретро, стилизацию, игру.

Мне всегда казалось, что у нас точно никогда не будет откровенной поп-музыки. Но, тем не менее, на одной из частных вечеринок у нас играла группа «А-Студио». И меня потрясло качество их материала, их профессионализм. Недавно у нас был день рождения клуба, и мы думали, что устроить. Я предложила: «Давайте позовем группу «Виа Гра»! Вот тут-то все обалдеют». Как-то не успели организовать. Ну, может в следующем году. Нам как раз будет 5 лет. Наш формат именно в этой свободе – может произойти что угодно.

Куда ты еще ходишь, кроме как в свой клуб?
Я еще хожу в наше же кафе «Дети райка» на Никитском бульваре, это не то, чтобы какой-то адский пиар, просто мне там очень вкусно. И в сад «Эрмитаж», в клуб «32.05». Помимо того, что у них отличная веранда, по вечерам еще устраиваются дико крутые пляски. Я не пью, никогда не пила, поэтому в каком-то смысле мной можно мерить уровень веселья — если уж и мне весело, и я пляшу до утра, значит, в самом деле отличная вечеринка. Еще мне кажутся очень успешными проекты п оследней пары лет — Oldich в первую очередь или Gipsy, например, — где чувствуется совершенная свобода от условностей жанра. Любого.

Поскольку ты упомянула Gipsy, хочу спросить про «Красный Октябрь». Какое-то странное место, которое живет словно параллельно с Москвой и вообще с российской ситуацией.
У меня к нему неоднозначное отношение. Мы в прошлом году открыли там клуб «Река», но потом оттуда ушли. Идея была дико амбициозная: каждую неделю привозить новых иностранных музыкантов. Привозили, например, Рэя Джелато, игравшего на свадьбе Пола Маккартни и для английской королевы. Вместе с тем я ужасно рада, что мы ушли с «Октября». Потому что я, вообще-то, терпеть не могу это место. Мне очень нравятся отдельные заведения там,  но сам остров — это ровно те «голимые понты», которые я совершенно не переношу. Такая очень внутренняя московская история. Если какие-то музыканты играют на «Октябре», это – «модно», а если в другом месте – уже «не модно».

 Давай перейдем к театру. К вашей последней премьере «Август». Один уважаемый критик написал о спектакле, что это самодеятельность в хорошем смысле слова. Ты согласна с таким определением?
Нет. Понимаю, что бы я сейчас ни сказала, это будет выглядеть, будто я обиделась. Да и пусть выглядит (смеется). На самом деле мне кажется, в современном мире разделение на «домашний», «самодеятельный» или «профессиональный» театр безнадежно устарело. Это позавчерашний подход. Если поездить по европейским фестивалям, сразу станет понятно, что в чистом виде профессионального театра давно не существует. Что это вообще значит? Театр, в котором каждые две минуты выезжают и уезжают какие-нибудь высокотехнологичные штуковины, — это профессиональный театр? А театр, в котором актер сидит на табуретке весь спектакль и произносит какой-нибудь текст, — непрофессионален? Спектакли Кристофа Марталера — бесспорно профессиональны, но никому в голову не придет осуждать его за то, что там играют непрофессиональные актеры, например. К нашему спектаклю может быть масса претензий, но только не эта.

Побывав в актерской ипостаси, можешь ты открыть тайны профессии? Правда ли, что актер должен быть всегда «на взводе», играть и в жизни, как на сцене?
Понятия не имею. Я в этом не разбираюсь. У всех по-разному. А у меня вообще после каждого спектакля очень разное состояние. После «Реки» мы веселимся и пляшем до утра. После «Четырех пьес» я еще долго прихожу в себя: там четыре разные истории, и в одной из них я остаюсь на сцене одна (это тяжело даже для опытных актрис — не за кого зацепиться, и довольно трудно, скажу тебе, не выглядеть дурой, когда всю новеллу сидишь одна на стуле в луче света и что-то говоришь). Я потом неделю восстанавливаю силы. А после спектакля «Август» у меня было ощущение абсолютного удовлетворения, удовольствия от работы, от того, что я сделала все, что могла.

 В театры ходишь?
Все время. Я жуткий театральный неофит. Прямо спятила на тему театра. А раньше как-то жила спокойно и без театра.

А как же опера, ведь ты должна была на нее ходить?
Это совсем другое. К тому же оперой я занимаюсь серьезно, это как раз то, чем я мечтаю заниматься через пару лет.

Мне кажется, что драма и опера сегодня почти слились.
Это совершенно не так. Вот простой пример: то, что в драматическом театре стало почти обыденностью – голые люди (ведь обнаженным актером сейчас уже никого не удивишь) – в опере вызывает шок. Даже наличие голой груди вызывает какую-то нечеловеческую реакцию. Если русский театр отстает от европейского лет на тридцать, то опера на все сто.

Хотелось бы тебе сыграть в какой-нибудь насквозь классической постановке: платья с кринолинами, поставленная речь, страсти?
Когда-то очень ценимый мною критик Марина Давыдова заметила, что актерам, работающим в театре Алексея Паперного, сложнее всех. Потому что у нас совершенно непонятен жанр: это комедия или драма? Это ирония или наивное искусство? Это все шутка и сарказм или все это — всерьез? Мы балансируем, как в цирке. Может быть, было бы неплохо поучаствовать в каком-нибудь спектакле с более понятными правилами игры.

А ты хочешь просто развлекать почтенную публику?
Ага. Или, наоборот, стоять в луче света с развевающимися волосами и в черной накидке, в декорации, изображающей скалу над бушующим морем. И в конце душераздирающего монолога — кинуться со скалы прямо вниз, за сцену, на подстеленные маты. Было бы круто.

фото (1): Михаил Вильчук
фото (3): Мария Орловская

Отзывы о «Варвара Турова: «Наш формат — свобода»»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Лучшие концерты в Москве

29 сентября (сб) | 20:00 | Главclub Green Concert 29 сентября (сб) | 20:00

Одна из лучших групп российской независимой сцены.

12 октября (пт) | 20:00 | Главclub Green Concert 12 октября (пт) | 20:00

Одна из главных поп-артисток Великобритании снова в Москве.

21 сентября (пт) | 20:30 | Академ Джаз Клуб 21 сентября (пт) | 20:30

Легенда отечественного рока с проверенными временем хитами.

7 октября (вс) | 19:00 | Крокус Сити Холл 7 октября (вс) | 19:00

Всемирно известный скрипач презентует новую программу «Explosive! Live!».

4 октября (чт) | 20:00 | Главclub Green Concert 4 октября (чт) | 20:00

Сольный концерт одного из самых обсуждаемых рэперов 2010-х.

21 сентября (пт) | 21:00 | Мумий Тролль Music Bar 21 сентября (пт) | 21:00

Программа легендарной рэп-группы из нового материала и проверенных временем песен.

16 октября (вт) | 19:00 | Московская консерватория 16 октября (вт) | 19:00

Известный ирландский пианист исполнит сочинения Шостаковича и Чайковского.

Самые важные гастролеры 2018-го, выступления которых не стоит пропускать.

29 сентября (сб) | 19:00 | Московский концертный зал «Зарядье» 29 сентября (сб) | 19:00

Rolling Stones, Леди Гага, Maroon 5 и другие провокаторы.

Выбор редакции

1 октября (пн) | 20:00 | Adrenaline Stadium 1 октября (пн) | 20:00

Обладатель едва ли не всех мыслимых музыкальных наград представит новый альбом.

26 сентября (ср) | 19:00 | Московский международный дом музыки 26 сентября (ср) | 19:00

Органист Собора Святого Павла в Лондоне с программой произведений Баха и Вьерна.