Вера Бадалян
18 декабря 2013

Боулдеринг: дорога наверх

Скалолазание — один из самых непредсказуемых и напряженных видов спорта, раскрывающий бесконечность человеческого потенциала. О том, как оно влияет на характер спортсмена, о причинах, заставляющих человека день за днем подниматься вверх, VashDosug.ru узнал на соревнованиях по боулдерингу в скалолазном центре Rock Town у чемпионов мира — Алексея Рубцова и Дмитрия Шарафутдинова.

На состязании любителей и профессионалов Алексей и Дмитрий были чем-то вроде приглашенных звезд в сит-коме. Мы воспользовались моментом и поговорили с ними.

Оба спортсмена молоды, оба чемпионы, оба получили свои титулы в одном из самых зрелищных видов скалолазания — боулдеринге. Но, наверное, на этом и заканчивается все общее между ними. Ответы получились разными… как и сами чемпионы.


Название этого спорта происходит от английского «boulder» (валун), дословно «bouldering» — это лазание по валунам. Само соревнование представляет из себя серию коротких, но предельно сложных трасс.


Разговор с Алексеем Рубцовым, чемпионом мира 2009 года

Боулдеринг — очень зрелищный вид скалолазания. Спортсмены лазают невысоко, и зрителям соревнований снизу видно их напряжение и каждую эмоцию. Это мешает или помогает?

Я никого не вижу. Просто я привык, и зрители мне абсолютно не «фонят». Есть настроение — лезу, нет настроения — не лезу. Получается — хорошо, не получается — Бог с ним. Если ты зациклен на окружающих, то результат будет хуже, как правило. Я подхожу к трассе — у меня в голове тишина, и она сохранятеся, пока я лезу.

Поменялась ли ваша мотивация заниматься скалолазанием, с тех пор как вы перешли из ранга любителя в ранг чемпиона?

Я люблю лазать. Мне нравится это занятие, мне нравится дпроцесс, мне нравится, что в скалолазании такая тусовка — там все друзья. И в соревнованиях мне тоже нравится участвовать: там тоже тусовка.

Конечно, когда я выиграл Чемпионат Мира, у меня появились спортивные амбиции, цели. Но в итоге это испортило весь тренировочный процесс и все, что только можно. Став чемпионом, ты пересматриваешь всю свою жизнь в спорте, начинаешь следить за мелочами. Постепенно ты себе столько рамок и ограничений наставляешь, жизнь у тебя становится настолько подогнанная под спорт, что ты начинаешь уже ненавидеть скалолазание. И я вернулся  к принципу «лазаешь, потому что нравится».

А как произошел этот переход?

Я получил три травмы подряд, очень серьезные травмы. Год не тренировался и начал только в апреле потихонечку-потихонечку. С сентября я уже тренируюсь. Как раз в этот годичный перерыв и наступило переосмысление: я понял, что именно в начале все было правильно.

Представим: у скалолаза не травма, а обстоятельства, препятствующие занятиям. Например, он временно оказался в деревне, где ни скал, ни скалодрома. Что бы вы посоветовали делать, чтобы тренировки продолжились?

Это даже к лучшему! Ты переключаешься на другой вид спорта. Спорт  не подразумевает бесконечные тренировки каждый день. Ты можешь позаниматься на тренажере или поплавать, или побегать, или просто покачаться на турничке. И ты приедешь, и будешь лазать еще лучше.

Помимо скалолазания, чему вы отдаете примерно столько же времени и энергии?

Сейчас подумаю, всяко есть какие-то цели. Я хочу свой зал открыть. Ищу инвесторов, проект делаю. И это тоже скалолазание, но уже с реализацией в бизнесе. Оно связано со скалолазанием, потому что я знаю, как построить скалолазный зал. Последнее время этой цели отдаю очень много и силы, и энергии.

Каким вы видите себя через пятьдесят лет? Что непременно присутствует в вашей жизни?

Я не знаю. Может быть, я экономист, архитектор, кто угодно. Вдруг мне не захочется больше лазать?! Я не могу стопроцентно обещать, что я буду делать это всю жизнь.    

Тогда что должно остаться в вашей жизни, чтобы вы продолжали заниматься скалолазанием?

Остаться должно ощущение, что ты делаешь то, что ты хочешь делать, то, что тебе нравится. Сегодня то, чем мне сейчас нравится заниматься, — скалолазание.

Разговор с Дмитрием Шарафутдиновым, чемпионом мира 2007, 2011, 2012, обладателем Большого кубка мира 2013

У всех, кто занимается спортом, организм постоянно вырабатывает эндорфины — «гормоны радости». Бывают ли у вас в жизни, несмотря на это обстоятельство, дни затянувшегося плохого настроения, депрессии?

Cпад спортивной формы плюс жизненные проблемы — когда они накладываются друг на друга, это очень тяжело, и эта черная полоса может тянуться... неделю.

Неделя — это долго?

Это долго. Но я научился побеждать себя. В какой-то момент я говорю себе: «Все, хватит. Закончилась черная полоса, сегодня новый день, сегодня — белая полоса!». Сам себя настраиваю. Может, она еще идет, эта черная полоса, но я сам себя уговариваю, и в голове звучит: «все хорошо».

Расскажите, что вас мотивирует заниматься скалолазанием, даже тогда, когда вы уже трижды стали чемпионом мира по боулдерингу?

Скалолазание — это такой вид спорта, где нельзя сказать, что ты уникальный спортсмен и ты все умеешь. Мы постоянно учимся. В скалолазании можно учиться до бесконечности, нет предела совершенству. Можно постоянно повышать свой уровень, но объем технический настолько большой (это ведь координационный вид спорта), что за всю жизнь ни один человек не может сказать, что на любой плоскости он любую зацепку знает, все движения может сделать. Никто не сможет.

Вы тренируете?

Да, мне нравится тренировать. Как правило, я тренирую более одаренных спортсменов, которых ко мне специально приводят; тренирую студентов, которые уже разрядники. И получается: среди моих учеников есть уже и мастера, и призеры международных соревнований.

А если бы не скалолазание, то каким бы видом спорта вы бы могли еще заниматься?

Мне по технике движения, по многообразию элементов нравится борьба, потому что там так много вариантов выиграть и так много вариантов проиграть! Особенно мне нравится дзюдо. Я даже одно время сравнивал его с боулдерингом. И там, и там схватка — как вспышка, длится всего несколько минут. У каждого дзюдоиста есть какая-то сильная сторона, как у каждого скалолаза. И они этой стороной работают. Не получилось показать свою сильную сторону — проиграл. И также, я думаю, в боулдеринге: трасса не под твой физический уровень или ты это движение не знаешь, то все — упал и не пролез.

Представьте себя через пятьдесят лет: каким вы будете?

Старичком буду. Но я буду лазать! Я боюсь, что если я перестану лазать хоть чуть-чуть, то я развалюсь, наверное. Да и со скуки возьму и умру.

Какие книги (помимо профессиональной литературы) и какие фильмы оказали влияние на ваши тренировки, чем-то помогли или открыли какие-либо новые пути для покорения трасс?

У меня есть своеобразный ритуал перед соревнованием: смотрю фильм про спортсмена, чья дорога наверх тяжела, и это поднимает мой боевой настрой. А из книг самая запоминающаяся — «Дорога на Олимп» об олимпийском чемпионе Януше Кусочинском — он выиграл Олимпийские игры до Великой Отечественной войны. Это бегун на дальние дистанции, и он просто описывает свою жизнь. Я нахожу, что у нас с ним есть что-то общее — нам обоим не все дается так просто. Даже не в спорте, а в самой жизни: приходится выкарабкиваться из различных ситуаций, преодолевать преграды, которые нам жизнь строит. Он так описывает свою борьбу за последние метры! Каждый раз я вспоминаю: чем я хуже? Я буду точно так же добиваться своего!

Редакция благодарит скалодром «Rock Town» за помощь в организации интервью.

Отзывы о «Боулдеринг: дорога наверх»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.