INNERVIEW

Иво Димчев: «Смотреть в зеркало — это тоже форма психического расстройства»

Всемирно известный перформер рассказывает о культуре селфи, избавлении от страхов и важности быть честным перед собой.

Том Оделл: «Это большой вызов — делать музыку, которую могут слушать все»

О роли в сериале, классической музыке и концертах в России.

Фредерик Бегбедер: «Россия — страна нераскрытых преступлений и потерянной памяти»

О русской литературе, русских тусовках, медведях и современности.

Анатолий Белый: «Театр состоит из провокаций»

О премьере «Дяди Вани», МХТ при Сергее Женоваче, аресте Кирилла Серебренникова и актуальности Чехова.

Шейла Мецнер: «Фотография связана с пленкой, не с пикселями»

Легендарная фотограф раскрывает секреты профессии.

Стефан Брауншвейг: «Меня интересует то, что происходит за закрытыми дверьми»

Знаменитый режиссер рассказывает о политике в театре и делится полной видеозаписью спектакля.

FC Bergman: «Людям нужно убежище»

Первое русскоязычное интервью известной театральной компании из Бельгии.

Марк Галеотти: «В России ценности бандитов становятся культурной нормой»

Об особом пути России, билетной спекуляции и жутких историях воровского мира.

Филипп Григорьян: «Спектакль должен сам себя ставить»

О спасительном мишке, ежике под черепом, страсти к компьютерным играм и симпатии к поп-культуре.

Мартин Жак: «Я выступаю не для Путина»

Солист культовой группы The Tiger Lillies рассказывает о театре, государственных ограничениях и эстетике макабра.

Жан-Даниэль Лорье: «Фотография — это всего лишь другой способ смотреть на мир»

Культовый фотограф, снимавший Клаудию Шиффер, Фрэнка Синатру и других знаменитостей, рассказывает о профессии.

Виталий Полонский и Антониос Кутрупис: «Человеческий голос — самый совершенный инструмент»

Хормейстеры созданных Теодором Курентзисом хоров musicAeterna и byzantiAeterna рассуждают о сходствах и различиях подходов к исполнению хоровой музыки.

Владислав Наставшев: «Я вообще не про актуальность»

Режиссер спектаклей «Митина любовь», «Кузмин. Форель разбивает лед», «Спасти орхидею» и ряда музыкальных перформансов рассказывает о своем методе «идти от себя».

Патрик де Бана: «Если твое тело сопротивляется, значит твоя душа этого не хочет»

Мировой хореограф рассказывает о работе в России и восприятии русской культуры.

Анатолий Васильев: «Я всегда был готов, что в зале не будет ни одного человека»

О стиляжничестве, участии в проекте «Дау» и столкновении театра и кино.

Фестиваль
«Буря»: неистовая жажда говорить и быть услышанной

Драма

О спектакле Йетты Штекель, показанном на Международном театральном фестивале им. А.П. Чехова.

Томас Остермайер: «Я больше не приеду в Россию»

О Кирилле Серебренникове, российских законах и методе работы в театре.

Ильдар Абдразаков: «У российского зрителя самый правильный вкус»

О работе заграницей, карьере режиссера, собственном фестивале и встречах с Трампом и Уиллисом.

Всеволод Лисовский: «Сегодня важнейшая задача — понять, что театром не является»

О своих методиках, проектах, ответственности перед зрителями, отношении к смерти и российским законам.

Кристоф Рок: «Театр — это часовой на страже демократии»

Французский режиссер о российском зрителе, «кричащих» артистах, законах и политическом театре.

Максим Диденко: «Очень глупо игнорировать традицию»

О работе в России, любимых компьютерных играх, иммерсиве, эйджизме, бодишейминге и оскорблении чувств.