Екатерина Кракис
13 января 2014

Глеб Самойлов: «Моя настоящая жизнь — на сцене»

Последний официальный день новогодних праздников, 8 января, для петербуржцев ознаменовался выступлением Глеба Самойлова & the MATRIXX в Зале Ожидания.

Осенью прошлого года группа The MATRIXX выпустила третий студийный альбом «Живые, но Мертвые». Список городов гастрольного тура, цель которого заключалась в презентации нового альбома, можно перечислять долго — Екатеринбург, Москва, Иркутск, Красноярск, Благовещенск... Такое количество включенных в гастроли городов не удивляет — за четыре года своего существования группа завоевала признание поклонников по всей России. VashDosug.ru поинтересовался у солиста группы Глеба Самойлова, чем дышат его фанаты и насколько художнику важно обладать гражданской позицией.

В марте вы отмечаете день рождения группы. Многие слушатели ностальгируют по «Агате Кристи». Можете ли вы подвести промежуточный итог вашему творчеству за последние четыре года и сравнить его с тем, чем вы занимались в «Агате Кристи»?

— «Агата Кристи» была, скажем объективно, большей и главной частью моей жизни. Но, субъективно, сейчас я чувствую себя свободнее, радостнее, чем последние годы в той группе.

Причем очень многие фанаты думают, что это я развалил группу. На самом деле, это было наше совместное обоюдное решение с Вадимом, дело в том, что мы уже просто не могли работать вместе.

В одном из своих интервью вы сказали, что ваше оружие в борьбе за свободу — это слово. Насколько песня и рок-музыка в целом могут что-либо изменить в окружающей нас действительности?

— Как-то могут. Насколько — я не знаю. Дело в том, что революция в Сан-Франциско 1967 года (событие ставшее социальным, культурным и политическим феноменом, когда в одном из кварталов Сан-Франциско собралось около ста тысяч хиппи. прим. Ред.) изменила по-своему Америку. А вот во Франции это не получилось: студенческая революция, случившаяся в Париже в 1968 году, в итоге ни к чему не привела.

Не верите, что «поэт в России больше, чем поэт»?

— Во-первых, я не считаю себя поэтом. Я — песенник. Я пишу песни, а это не совсем поэзия.

В новом альбоме опять возникает политическая тема. Это сознательный жест?

— Я пел о том, что у меня на душе. Это может быть разочарование в любви, моим протестом против Вселенной или неудовлетворенность от этого конкретного общества. Это может быть, что угодно.

Несколько песен из нового альбома затрагивает тему Великой Отечественной войны, которая представлена под определенным ракурсом. Кто слушал эти песни, тому мой вопрос не покажется странным: как часто вас обвиняют в непатриотизме?

— Я отвечу так. Часто нам говорят: «Мы гордимся нашей победой. Мы гордимся нашими космонавтами». Я считаю, что гордиться можно лишь тем, что ты сам конкретно сделал. Можно восхищаться и радоваться чужым великим поступкам. Но гордиться-то чем? Ты же ничего не сделал. Или ты сам шел под пули?

Олимпиадой можно гордиться?

— Олимпиада — это имиджевая вещь. Она все равно не поможет жить достойно старикам, инвалидам, и всем людям, которые как-то не соотносятся со стандартами этого общества.

Есть исполнители, выражающие в своем творчестве себя. Есть другие, которые создают на сцене некий образ. Существует ли третий тип, и к кому бы вы себя отнесли?

— Я даже не знаю. Я, если не пишу песни и не выступаю на каком-нибудь концерте, просто лежу и депрессую. Наверное, это значит, что моя настоящая жизнь на сцене. Или тогда, когда я пишу песни. А другая моя жизнь — политические акции, в которых я принимаю участие.

А человек творческий должен обладать гражданской позицией?

— Нет, это не обязательно. Есть люди, которые совершенно никакую гражданскую позицию не высказывают, но при этом являются замечательными музыкантами, поэтами, композиторами. У меня есть такие знакомые и я совершенно не злюсь на то, что они не затрагивают политические темы в своем творчестве. Да, есть такие люди. Они живут в другом мире, своем. Но и они творят и делают это так, что мне это очень нравится. Я никого не осуждаю.
Главное — пассионарность. Главное твое движение, твой посыл — куда ты двигаешься.

Для вас приоритетом является оценка слушателей или ваш собственный взгляд на созданное произведение?

— Мой, конечно.

Никогда к поклонникам не прислушиваетесь?

— Ну, не настолько, чтобы что-либо изменить. Я знаю, что есть песни, которые для меня очень важны, а им не нравятся. Ну и ладно. Пускай им не нравится. Но они у меня здесь (указывает на сердце. — прим. Ред.).

Что сейчас главный импульс для творчества?

— Пока ничего. Я не пишу песни каждый день. У меня есть периоды в жизни, когда я чувствую, что хочу фантазировать, сочинять...

Знаю, что у вас был успешный краудфандинговый проект. Как вам кажется, это будет иметь популярность в дальнейшем?

— Я не загадываю. Мне бы дожить до завтра. Мне бы песню новую написать. Поэтому рассуждать на тему, есть ли будущее у таких инструментов поиска денег — не самое главное в моей жизни.

9 марта в «Зале Ожидания» у вас состоится концерт, посвященный празднованию Дня рождения The MATRIXX. Чем порадуете поклонников?

— Еще не придумали, но порадуем обязательно!

Отзывы о «Глеб Самойлов: «Моя настоящая жизнь — на сцене»»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.