Долгожданные для детей и внезапные для родителей осенние каникулы наконец-то вот вот наступят. Театр на Литейном заблаговременно подготовился к ним, и уже 2 ноября он представит премьеру мюзикла «Бременские музыканты», который, сразу оговоримся, сделан не в традиционной манере.

О спектакле VashDosug.ru решил побеседовать с исполнителем роли Трубадура Игорем Ключниковым, являющимся также музыкальным руководителем постановки. А музыка в этом спектакле один из самых важных элементов: ко всем классическим песням Геннадия Гладкова, звучащим в знаменитом советском мультфильме, сделана новая аранжировка.

— В одном из своих интервью режиссер спектакля Александр Невинский сказал, что для него «Бременские музыканты» это, прежде всего, ностальгия по 70-м годам. Вы представитель совершенно другого поколения, значит ли что-то эта музыка для Вас?

— Для меня это тоже в какой-то степени ностальгия и, конечно, это гениальнейший мультфильм! Но сейчас осуществлять постановку в старых классических традициях уже нельзя. Поэтому мы сделали осовремененную версию, которая в спектакле заявлена в первую очередь в музыке. Нам хотелось сделать что-то новое, свежее. Надеюсь, мы никак не оскорбили композитора Гладкова новой версией музыкального оформления.

— Очевидно, даже по тем небольшим кускам спектакля, которые были показаны журналистам, что зрителей ожидает необычная трактовка. Как бы Вы сами ее охарактеризовали?

— Мы молоды, позитивны и креативны!

— Разве в 70-е этого не было?

— Было, но тогда было по-другому. А то, что покажем мы — это будет креатив нашего времени.

— А в чем различие?

— Сложно ответить на этот вопрос, особенно находясь внутри творческого процесса. Но приоткрывая тайны, могу сказать, что мы изменили сюжетную линию: атаманша теперь одна из главных героинь и это совершенно новое прочтение сюжета. Я считаю, что не надо пытаться повторять то, что уже было. Может получиться только хуже. Нужно стремиться каждый раз сделать все по-новому. Хороший пример «Ромео и Джульетта» . Если мы будем ставить это произведение в классической манере, то едва ли мы переплюнем гения Дзеффирелли.

— Вы играете роль Трубадура. Во время работы над этим образом, находили ли Вы в нем свои черты?

— Да, конечно. В мультфильме это образ идеального супер героя. А здесь это молодой парень. В какой-то степени он максималист, в какой-то — романтик. Но в целом это образ современного подростка, перед которым открыты все границы. Он легко может стать несчастным. В тот момент, когда он теряет принцессу, его друзья недоумевают, почему он не может ее забыть и найти себе новую. В этот момент проявляется одна из черт его характера. В другой сцене мы показываем его брутальным, то есть мы хотели сделать этот образ многогранным. Конечно, я на него похож.

— Какова была концепция музыкального оформления спектакля?

— Мы смешали множество современных музыкальных жанров. В песнях часто встречается дабстеп, хард-рок, фрагменты из песен английской группы Prodigy. Каждая песня имеет свою уникальную аранжировку. Песня королевских солдат сделана в стиле марша американской армии. Какая-то песня сделана в стиле группы Мумий Тролль. За основу песни, иллюстрирующей пленение короля, взята музыкальная тема «Баю-баюшки-баю». Только мы добавили в эту мелодию музыкальную тему из фильмов «Миссия невыполнима» и «Mortal Kombat». Несмотря на то, что мы использовали разные музыкальные жанры (совершенно противоположные разновидности рока, популярную музыку), это не смотрится эклектично. Например, песня «Луч солнца золотого» исполняется в спектакле два раза. Во втором акте эта песня звучит как воспоминание. И она решена в стилистике, близкой к хип-хопу.

— Вы смотрели «Бременских музыкантов» в театре Мастерская или в Театре на Неве?

— Я знаю про эти постановки, мне часто говорили: «Иди, посмотри». Но я зарекся, пока не смотреть эти спектакли, потому что боялся, что это как-то собьет меня и я волей-неволей что-нибудь позаимствую. Я хочу, чтобы наш спектакль имел свою фишку, чтобы он был непохожим на другие.

— А как Вы думаете, современный герой, он какой?

— Обязательно искренний, потому что, к сожалению, те герои, которые нам навязываются по телевизору, насквозь фальшивы. Я не говорю сейчас про фильмы, снятые в Советском Союзе, которые мы пересматриваем по сто тысяч раз — в них были настоящие живые люди. Сейчас, конечно, в телевизоре одна попса, желтая цветокоррекция. Это клубы, тачки, гламур и так далее. Только про это у нас сейчас и снимается кино. И когда вдруг появляется что-то живое и искреннее — это очень ценно.