Герман Паштов

Герман Паштов Герман Паштов
В избранное
Карьера
Всего фильмов0
Жанры

Моя оценка

О персоне Фильмы Спектакли Концерты Выставки Другое

Первые произведения Германа Суфадиновича Паштова на выставках середины 70-х годов привлекли внимание своеобразием художественного восприятия и заметной индивидуальностью. Зрители ощутили в творчестве молодого российского графика желание осмыслить историю своего народа и взволнованно рассказать о его героическом прошлом.

Духовная близость Паштова творческому наследию В. Фаворского,  А. Кравченко, А. Гончарова складывалась под сильным воздействием их произведений. От натурного наброска, через рисунок, Герман идет к лаконичным и выразительным решениям. Его привлекает необыкновенная судьба героев, он идет к большому обобщению, и в результате перед нами встает не отдельный человек, а жизнь народа в определенном отрезке времени со своими правилами, обрядами и обычаями. В его работах присутствует стилизация и символика. Переживания героев в напряженных ситуациях, сложные эмоции, напоминающие состояние преодоления боли, тоски в противопоставлении душевной гармонии, радости и спокойствию, становятся главным содержанием его произведений.

Он создает сюжеты, наполненные аллегориями, вместе с тем он охотно вводит и жанровые сцены. Реально-чувственное начало, драматическое или лирическое, некоторая недосказанность присущи литографиям из серии «Первым кабардинским летчикам». Этой недосказанностью художник побуждает зрителя размышлять над смыслом жизни и ее гранями. Тяготение к символичности приводит к акцентировке и даже к монументализации, во имя остроты образа он идет на эффектное и броское решение. В некоторых листах пластическая композиция летящих животных вырывается прямо-таки из плоскости.

Паштов строит свои работы на гранях реальности и воображения, театральности и будничности жизни. Работая над иллюстрациями, Паштов создал свой стиль, постоянно развивающийся. Он научился «вживаться» в эпоху и говорить языком своих героев. С большим воодушевлением работал над иллюстрациями к кавказским поэмам М. Лермонтова «Измаил Бей», «Демон», «Мцыри». Выбирает для иллюстрирования те эпизоды, которые с наибольшей силой выражают эмоционально-философское кредо автора. В одних листах – гармония и ясность, другие передают героев в моменты сильных потрясений, романтические ноты усложняются, обогащаются и обрастают новым звучанием.

Большинство иллюстраций выполнено в технике ксилографии, но Паштов работает и в офорте, и в литографии, а также в уникальной технике феррографии. Его опытный глаз и умение чувствовать каждый материал всегда помогали добиться выразительности через черно-белый цвет.

В его гравюрах привлекают экспрессивно-контрастные светотеневые переходы, в литографиях – глубокая бархатистость тона, мягкая рисовальная манера. В основе большинства работ по дереву лежит штрих. И мастер прекрасно владеет им: он то длинный стремительный, то легкий волнистый, то переходит в мелкую ажурную сетку, то твердый, короткий, круглящийся. Движение, игра штриховых полями объединяет композицию. Художник прекрасно использует тональные градации, глубокие черные пятна чередуются у него со светлыми, серебристо-серыми. Мягкость, легкость переходов в черно-белом цвете рождает не только светотень, но и ощущение колорита.

Он делает все – суперобложку, переплет, форзац, титул, шмуцтитул, заставки, концовки. Художник достигает значимости каждой детали. К 200-летнему юбилею А. Пушкина выпустил эксклюзивный сборник избранных произведений поэта. Работа над иллюстрациями продолжалась 10 лет. Художник работал с огромным напряжением и подъемом. Он искал свой подход к пластическому изображению, и вместе с тем в его гравюрах прослеживается преемственность лучших традиций иллюстрирования произведений великого поэта. Мы отчетливо ощущаем связь гравюр с теми строками, по поводу которых они созданы. Иллюстрации к избранным произведениям А. Пушкина были достойно отмечены золотой пушкинской медалью творческих союзов России, первой губернаторской премией Красноярского края и государственной премией КБР.

Свою творческую деятельность профессор Герман Паштов сочетает с педагогической – он руководит мастерской графики в красноярской Академии художеств, возглавляет мастерскую книги в государственном художественном институте. Создал в городе студию ксилографии.