Отзывы о «Спектакль «Укрощение строптивой»»
Наталья Витвицкая 17 июля 2014, 12:10
Укрощение строптивой Театр
Укрощение строптивой

Эффектный балет под музыку Шостаковича в постановке руководителя балета Монте-Карло.

За основу нового шедевра Майо выбрал самую страстную комедию Шекспира про укрощение строптивой Катарины хитрым Петруччо. Сюжет всем известный и, тем не менее, не теряющий привлекательности.

Исполнители главных партий – Екатерина Крысанова (Катарина) и Владислав Лантратов (Петруччо) шагнули на высшую карьерную ступень. И без того будучи примой и премьером, эти двое вошли в историю мирового балета как первые исполнители балета Майо.

Крысанова - балерина с безупречными данными, изящная, тонкая (критики в один голос говорят о ее техничности и идеальной выучке). Она примерила на себя образ зловредной хулиганки, не желающей слушать ни отца, ни сестру, ни тем более жениха. Ее Катарина постоянно злится сама и злит остальных. При этом трогательно морщит лоб, закусывает губки и дергает идеальными плечиками. От ее резковатой пластики, тем не менее, глаз не оторвать. А уж когда шекспировская строптивица влюбляется, - ее сексуальность становится очевидной.

С неожиданной стороны показал себя и Владислав Лантратов. Всегда танцевавший принцев, он вдруг вжился в роль Андриано Челентано из киноверсии пьесы. Бунтаря с повадками хищника, который не гнушается ни напиться до чертиков, ни замахнуться в сердцах на любимую вредину.

От действия на сцене зрителя ничто не отвлекает, - декорации, придуманные Эрнестом Пиньон-Эрнестом, крайне лаконичны. Только две белоснежные
лестницы, разъезжающиеся и съезжающиеся, когда угодно сценографу. Они превращают сцену то в спальню новоиспеченных супругов, то в гостиную отца Катарины, то в лес, то в церковь... Никаких примет времени. То же самое касается и костюмов. Лаконичные до неприличия (а ведь в Большом ценят антураж!) – это почти что серые «водолазные» костюмы.

Но главная интрига балета – музыка. Майо выбрал Шостаковича, попурри из разных его произведений (в том числе тех, что писались классиком для кино («Овод», «Гамлет», «Одна», «Встречный» и др.)). Какой эффект это производит! Когда
Петруччо появляется под вариации Шостоковича на песню «Эх вы, сени, мои сени», или когда ведет Катарину домой через лес под траурный марш на тему «Вы жертвою пали в борьбе роковой». Постельная сцена супругов танцуется под «Камерную
симфонию». Остроумно, небанально, ярко. Неудивительно, что финальную премьеру сезона в Большом обставили с помпой. И тем радостней, что помпа оказалась не зря.