Евгений Миронов сыграл Фигаро героем нашего времени.

Спектакль «Фигаро» Кирилла Серебренникова, исчезнувший было с московских афиш, отныне прописался на сцене Театра Наций. Новая волна интереса к этому яркому, но весьма спорному спектаклю 2006 года, судя по ажиотажу вокруг билетов, налицо.

Первое, о чем стоит предупредить публику, сюда не стоит идти за чистым весельем в праздничной упаковке. «Фигаро» Серебренникова ничуть не похож на «Фигаро» Плучека, и соответственно герой Евгения Миронова на героя знаменитого однофамильца. Чего у господина Серебренникова в избытке, так это новорусского слэнга, остросоциальных и политических баек и сюжетных неувязок.

Самая главная из них — ложная завязка. Раз место действия перенесено в наше время, поверить в то, что граф (Виталий Хаев) возжелал воспользоваться правом первой ночи, никак невозможно. Нелогичной кажется и сценография Николая Симонова, который пересилил героев в глубоко застойные времена(70-80- е гг. XX века). Граф, владелец фирмы, для пущей убедительности обритый налысо, должен жить в рублевских декораций, а не в советском антураже.

Впрочем, публика в любом случае благодарна за обличение современных нравов, пусть даже высказанное в вульгарной форме. Она аплодирует, когда Фигаро с горьким пафосом «разделывает под орех» общество, в котором бедному не стать богатым, когда трагикомичная «охотница за мужчинами» Марселина (неподражаемая Марина Голуб) выносит приговор всем «мужикам-сволочам», наконец, когда Фаншетта (Анна Уколова) невзначай признается в том,что оказывала известно какие услуги повару, чтобы тот разрешил ей стащить обед для опального слуги. В спектакле много сомнительных аттракционов: Фигаро, рассказывая Керубино о тяготах солдатской жизни, заставляет его «упасть-отжаться», Сюзанна (Юлия Пересильд) показывает приемы каратэ, а граф, пытаясь открыть запертую дверь, носится по сцене с элекродрелью в руке...

Классические тексты Бомарше, полные задора и пьянящей иронии, в версии Серебренникова снижены до предела: сатирический момент в них вытеснен обывательской грубостью. Сюзанна вопит «Права не получают, раздвигая ноги», а Фигаро, провожая Керубино (Александр Новин) в армию, напутствует «Будь здоров, брателло». Словечки вроде «клево», «хана», «типа» и американское ругательство «Fuck you...» слышатся постоянно. Такой стёб над современным русским языком — настолько частый прием, что его как-то даже неловко воспринимать всерьез.

Он более или менее уместен только, если целью режиссера был спектакль-памфлет на сегодняшнее общество. Но ведь легкий, почти опереточный сюжет Бомарше никуда не делся, на месте все любовные интриги и финальные счастливые свадьбы. Спектаклю отчаянно не хватает определенности: что это? Красочная и праздничная антреприза со всеми ее составляющими (звездный состав актеров, современные костюмы, модный режиссер, череда трюков и анекдотов), или серьезная сатира?

Неровное действие оправдывает Евгений Миронов. Четырехчасовой спектакль надо смотреть прежде всего ради него. Отбросив в сторону новомодную чепуху, отвлекшись от режиссерского посыла. Фигаро Миронова несчастен, он никак не клоун, не весельчак. Он человек, который понял про жизнь то, что понимать не следует. И уже никогда не будет улыбаться так искренне, как должен улыбаться герой классического Бомарше.