В новом спектакле «Практики» об экономическом кризисе и геополитическом переделе мира зрителю рассказывают три швеи с ткацкой фабрики в Вене (Австрия «на минуточку» превратилась в страну третьего мира). Вроде шутка, но смешного мало. Если политически злободневный театр вас волнует, не пропустите.

Автор пьесы «Нужно быть благодарным» — австрийский драматург Фолькер Шмидт, он же — режиссер спектакля.  Главные его темы — поиск смысла жизни в мире, в котором сытое благополучие рождает точно такой же внутренний протест, как и  жуткие условия существования. Привычный мировой уклад не дает человечеству шансов прийти к гармонии. Самое замечательное (особенно учитывая вторичность таких выводов), Шмидт не занимается морализаторством и никого не зовет на баррикады. Он выбирает шуточную форму для своих мыслей (прессе Шмидт как-то сказал: «Юмор открывает зрительские сердца»). Тем не менее его театр обличительный, не лишенный социального пафоса.

Три швеи — Лизль, Кати и Ханни — ведут разговор со зрителями, считая их членами неправительственной организации, обследующими фабрику. «Партзадание» — лгать в лицо, рассказывая про «жить стало лучше, жить стало веселее» и хором петь песню из советского кино «Девчата». И сначала все так и происходит. Однако когда каждая из девушек, наряженных в дикие фатиновые платья зефирных принцесс, начинает вспоминать свою историю, план летит к чертям. Одна была проституткой, вторую насилует сын хозяина фабрики, у третьей отобрали ребенка. Они — заложницы системы, живут впроголодь и мечтают уехать в «высоркоразвитые» Индию и Бангладеш. А когда там оказываются, жизнь нелегальных эмигранток радости тоже не приносит.

Действие балансирует на тонкой грани между смешно и страшно. Пафос помогает спрятать остроумная сценография. На сцене стоит огромный железный контейнер-клетка. Он доверху забит разноцветными вещами. Они брошены туда вроде бы как попало, но, приглядевшись, можно увидеть, груда тряпок образует карту мира. Английское welcome, написанное на контейнере выглядит почти вызывающе. Добро пожаловать в ад. 

Спектакль сделан как небрежная зарисовка, шутливый набросок. Отчего его жесткий посыл еще очевиднее — Шмидт выносит приговор современной цивилизации, с ее нескончаемой рыночной гонкой, современным рабством и вечной угрозой войны.