Ходить в Doc с некоторых пор — гражданский поступок (и дело совсем не в том, что в театр часто приезжают люди в форме). Премьеры здесь играют одну смелее другой. «Болотное дело» выпустили к годовщине тех событий. Получилось эмоционально, но без перегибов. Ровно так, чтобы напомнить, в какой стране живем. Всем, кто верит в русский политический театр, настоятельно рекомендуем.

Спектакль с названием «Болотное дело» легко обвинить в конъюнктурности. И так же легко то обвинение снять — за час с небольшим со сцены звучат истории не столько о несправедливой политике, сколько о повсеместной любви и преданности. Человеку, родине, свободе. В основе премьерной постановки — пьеса, написанная Полиной Бородиной на основе интервью с близкими обвиненных по «Болотному делу». Никаких лозунгов, ни одного прямого обвинения, феерической «богомоловской» сатиры тоже нет. На пустой сцене (из реквизита — стол, стул, лампа под старомодным абажуром и гамак) вообще ничего не происходит. Тихие голоса, робкие признания (документальные), душераздирающее молчание.

Такая яростная театральная аскеза действует на зрителя гипнотически. Зал, не шевелясь, слушает, как безымянные сестры-невесты-матери-жены разворачивают конфеты (в тюрьму с фантиками их передавать нельзя), вспоминают «тот день», пересказывают друг другу истории любви и затянувшегося на годы ожидания. В общем-то, это все. Иногда действие прерывает видеоряд, стихи Мандельштама и звуки песен заключенных XIX века. Формат уютного домашнего вечера в кругу друзей прямо противоположен смыслу сказанных героями слов. На контрасте строится главное впечатление. Уют создан искусственно, и он — все, что осталось у людей, ждущих из тюрьмы своих ни в чем не виновных близких. Все, что у нас с вами осталось.