Отзывы о "Медея"

Оценка редакции
Выбор редакции
Наталья Витвицкая
19 мая 2015

По-царски

«Медея» — самая известная из трех десятков опер, сочиненных Луиджи Керубини, зрителю XX века ее открыла заново Мария Каллас, триумфально исполнившая партию колхидской царевны в знаменитом фильме Пазолини. Сегодня «Медею» можно услышать в Москве, благодаря стараниям команды Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. И в первую очередь — Хиблы Герзмавы, звезды с мировым именем, остающейся верной родной труппе.

Артистка фантастически хороша в образе разъяренной обманутой женщины. Сопрано экстра-класса в сочетании с харизмой драматической актрисы. Ее Медея вовсе не кажется безумной, внутренняя борьба, если и имеет место быть, то длится недолго. Детей она убивает осознанно, без истерик. Разрушительная сила ненависти в инфернальном образе, созданном Герзмавой, порой ощутима даже на физическом уровне. Финальное, третье действие — практически монолог Медеи и бенефис Герзмавы действует за зрителя (даже неподготовленного) гипнотически. Он виртуозно спет и мощно сыгран. Практически идеально.

Надо отдать должное оркестру и ансамблю театра. Дирижер Феликс Корорбов продемонстрировал отличный темп и эмоционально насыщенный звук, среди солистов особенно ярко прозвучали Нажмиддин Мавлянов (Ясон) и Ксения Дудникова (Нерис).

Режиссер Александр Титель перенес действие в кроваво-страшный XX век. Отсюда армейские ботинки на ногах Медеи, простое черное платье с карманами, в которых она прячет сжатые кулаки. И ее убежище среди тетраподов — специальных сооружений, гасящих удары волн. Точнее о времени и месте действия написать нельзя — шлейф аналогий тянется длинный. Первая мировая? Вторая? Революции? Крушение монархий? Современный терроризм и «черные вдовы»? Смотреть эту оперу — как разгадывать нешуточный исторический пазл. Откуда, к примеру, джаз-банд в первой же сцене? Прибрежное средиземноморское кафе и пляж, на котором резвятся Главка и ее подружки? Игрушечные самолеты красного цвета в руках детей Медеи? И пистолет в качестве орудия убийства? Впрочем, главное — не где что-то происходит, а почему. Титель явно хотел показать зрителю, как именно «раскручивается» ненависть. Человека к человеку, класса — к классу, народа — к народу. Любая идиллия — государственная или семейная — мгновенно заканчивается, стоит только разрешить себе ненавидеть. Неслучайно феноменальное сопрано Герзмавы в момент убийства детей срывается почти что в фальцет. Наступает конец всему. Жизни самой Медеи, никаких сомнений, тоже.

Интересно, что тетраподы — единственный элемент декораций (художник-постановщик Владимир Арефьев), не считая балкона, на котором происходит символичное венчание Ясона и Главки. С каждым новым действием (а их в опере три) они приближаются к авансцене. Давящее впечатление усиливается, в финале на сцену буквально падает бетонная стена. Любую историю, даже самую кровавую, подминает под себя вечность.

Отзывы о «По-царски»

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора