В РАМТе состоялась камерная премьера по «лейтенантской прозе» Вячеслава Кондратьева и «Колымским рассказам» Варлама Шаламова. Никаких нравоучений, пафоса и юбилейных истерик. Словом, лучший спектакль, выпущенный к 70-летию Победы.  

«Жизнь» поставил режиссер Владимир Богатырев, играют спектакль на Малой сцене, где зрительские кресла стоят полукругом, артисты от них — на расстоянии вытянутой руки. Сцены нет. Сценографии тоже. Несколько старых табуреток, пыльный патефон и старые ватники по углам. В «голой» обстановке артисты беззащитны, — им не за что спрятаться, не на что опереться. Очевидно, рамтовская молодежь пошла на риск сознательно, и им многое удалось.

Спектакль обращен в прошлое, но смотрится абсолютно сегодняшним, где-то даже дерзким по отношению к тому, что происходит в стране здесь и сейчас. «Инакомыслие», «враги народа», «генеральная линия партии», «война». Все эти слова родом из XX века произносятся будничным тоном — и зритель немеет от ужаса. Ему как будто показывают исторические события, но сегодняшние трагедии и сегодняшняя война определенно маячат на втором плане.

Инсценировка, автор которой — сам Богатырев, убедительно соединил военные рассказы Кондратьева с колымскими Шаламова. Герои тех и других — молодые юноши и девушки, оказавшиеся заложниками политической системы. Кого-то из них отправили в лагерь, других — на передовую, третьих сделали «фронтовыми женами». Многих уничтожили. Сломанные судьбы, преданные идеалы, разбившиеся мечты, неслучившаяся любовь, непережитое счастье. Все это есть в этом тихом спектакле. Интимная интонация — главное достижение режиссера и молодых артистов (замечательные Юрий Трубин, Изнаур Орцуев, Анастасия Прокофьева, Александра Аронс, Алексей Мишаков). О самых неудобных вещах (так же, как и о самых жутких) они говорят почти шепотом. Тем самым кажущийся таким далеким опыт страны становится куда ближе, чем хотелось бы. Важную роль играет музыка. Например, песня «Под небом голубым» в исполнении Алексея Хвостенко. Звучит как будто бы «не в ноту» со спектаклем. Между тем, именно она в финале заставляет и без того оторопевший зал замереть (многих — заплакать). Она слушается молитвой. Обо всех, кто погиб за эту страну так нелепо и так страшно. И тех, кому еще погибать…