Кама Гинкас представил премьеру своей постановки по семейной драме Олби «Кто боится Вирджинии Вулф?». Звезды МТЮЗа — Ольга Демидова и Игорь Гордин — сыграли не столько любовь-ненависть мужа и жены, сколько последствия мучительной зависимости двух несчастных людей друг от друга. Идти стоит всем, кто ищет в театре правду жизни и не боится мрачных истин.

Спектакль перенесен в фойе второго этажа, в небольшое пространство с кожаными креслами и одним-единственным столиком, уставленным спиртными напитками. Это гостиная Марты и Джорджа (Ольга Демидова и Игорь Гордин). Семейная пара принимает гостей, юных Хани и Ника (Мария Луговая и Илья Шляга). Весь спектакль — их разговоры. Настолько драматичные, что о скудной сценографии, как и о времени (а продолжительность спектакля — три часа), вы совершенно не думаете.

Намеренно упразднив пространство между сценой и залом, Кама Гинкас заставил зрителей буквально подслушивать и подглядывать за чужой жизнью. На расстоянии вытянутой руки — мучительные депрессии, горькие неудачи, жалкие измены, терзающие страхи и одиночество вдвоем. Марта унижает мужа при гостях, он в ответ старается посильнее задеть ее женское самолюбие. Эти двое придумывают историю о несуществующем сыне, которого у них не могло быть. При этом бесстыдно смакуют подробности своей интимной жизни. Ник и Хани подыгрывают. Зачем? Чтобы убежать от убогой реальности, в которой все они — неудачники и потенциальные самоубийцы — вынуждены мучиться.

Актерские работы в этом спектакле чудо как хороши. Гордин, Демидова, Шляга, Луговая — все они бесстрашно играют несчастье, делают видимыми психологические нюансы болезненных взаимоотношений героев. В каждом их жесте и слове виден беспощадный режиссерский анализ семейного ада. Впрочем, не только семейного. Диагноз Гинкаса касается более широких проблем: инфантилизм — вот болезнь века. Никто не хочет правды, но и в выдуманном мире не найти спасения. Даже если вы не жалуете депрессивных постановок, на эту премьеру в МТЮЗ идти нужно непременно. Это психологический театр высшей пробы. Видеть его жизнеспособность сегодня, поверьте, очень редкое удовольствие.