«Сатирикон» открыл сезон премьерой спектакля Якова Ломкина по шекспировской комедии про ловкого Петруччо и непокорную Катарину. Если в театр вы приходите исключительно отдыхать, это развеселое «Укрощение», поставленное и сыгранное без особых претензий,  — то, что нужно.

По задумке Ломкина, знаменитый сюжет перед зрителем разыгрывают бродячие артисты. Так режиссер дает понять, что все происходящее на сцене — исключительно несерьезно, игра, пустяк. Петруччо в исполнении Максима Аверина появляется из зрительного зала как опоздавший театрал, который пытается прорваться на свое место, громко ругаясь с билитершами. Смотрится вполне правдоподобно — в «Сатириконе» действительно драконовские правила для нарушающих порядок. Аверина затаскивают на сцену, раздевают донага (особенно чувствительные поклонницы актера в этом месте начинают аплодировать), в зале гаснет свет, после чего он предстает уже в наряде средневекового дворянина.

Надо отдать должное художникам-костюмерам: остроумные наряды главных действующих лиц — большой плюс незатейливой постановки. Петруччо, к примеру, в попытках повлиять на сварливую невесту переодевается в пачку балерины, а Катарина, изображая из себя «воплощение зла», примеряет костюм современной готки — тут вам и дреды, и черная помада, и платформы, и даже топор в руках. С современными аллюзиями в театре легко можно переборщить — бесконечные переносы действия в сегодняшний день всем успели осточертеть. В «Укрощении» намеки на актуальность тоже есть, но они всегда сделаны исключительно ради шутки. Радует также саундтрек — зарубежная поп-музыка 1970—80-х. Хиты подобраны с большим вкусом и к месту.

Спектакль яркий, динамичный, сыгранный с большим азартом (артисты работают с видимым удовольствием). Эдакий образцово-показательный средневековый фарс с грубоватыми героями в шутовских одеждах. Смазывает общее благоприятное впечатление только финал. Шекспировские герои, непосредственные и живые на протяжении всего действия, вдруг превращаются в кого-то вроде Петра и Февронии. Катарина воспевает послушание, Петруччо — покорность. Домострой торжествует. Да и бродячая труппа куда-то исчезает, нивелируя тем самым идею нарочитой театрализации. Впрочем, это придирки — патриархальные ценности сегодня в моде, а честные зрелища «для смеха» — большая редкость.