Максим Суханов в новом спектакле Владимира Мирзоева.

Театр Вахтангова открыл сезон премьерой Владимира Мирзоева. Режиссер, считающийся одним из главных постмодернистов русской сцены, поставил «Безумный день, или Женитьбу Фигаро» Бомарше. Вышло эффектно, но невнятно. Впрочем, всем поклонникам творческого дуэта Мирзоев–Суханов понравится.

Текст Бомарше Мирзоев сильно сократил, кое-что переписал на современный лад (к примеру, сад, в котором происходит финальное объяснение героев, стал Александровским, а графиня Розина превратилась в Зину). Место действия режиссер перенес в безвременье, декорации исключил совсем. При этом карнавальная стихия всем известной комедии никуда не делать. Судя по всему, для Мирзоева не только день Фигаро безумен, но и весь мир вокруг. В спектакле множество кажущихся иррациональными придумок: здесь вам и тюремная романтика (Альмамива поет блатные песни и, в принципе, живет по понятиям), и африканские страсти (все хотят всех), и пародия на Ренату Литвинову, и коллективные танцы, и игры с переодеваниями. Графа режиссер переодел в африканский костюм, Фигаро нарядил в кожаные штаны, графиню — в мужской костюм, а Сюзанну — в индийское сари.

Главная роль в спектакле отведена графу Альмамиве (Максим Суханов), ловкий слуга (а вместе с ним все семейство графа) — второстепенные персонажи. Актеры хорошо и с видимым воодушевлением играют, но они взаимозаменяемы. Все как будто состоят на подпевках у главной «рок-звезды». Графиня, Сюзанна, Керубино, Марселина, сам Фигаро по команде Альмамивы встают по росту, играют на барабанах, радостно напяливают на себя кандалы и принимают любые наказания. Разоблачительный монолог Фигаро о нравах современного общества теряется на фоне всеобщего поклонения графу.

Суханов фантастически играет абсолютную неадекватность и слепую убежденность в собственной неотразимости. Зал заходится от смеха, когда он кокетливо поправляет торчащие во все стороны седые кудряшки, или манерно вытягивает ногу в трогательном гольфике, или недоуменно вопрошает ослушавшуюся жену: «Зина, в чем дело?» Он ребенок и старик в одном лице, и страшный (и современный) самодур. Но именно его безумный герой оправдывает весьма спорную режиссуру. Убери Суханова из спектакля — и никакого спектакля не будет. На первый план выйдет стремление Мирзоева к многозначности подтекста ради… многозначности подтекста.

Перед премьерой режиссер сказал, что поставил спектакль о том, как «современный человек вынужден подчиняться архаическим практикам, как элита не поспевает за обществом». Может быть, так и задумывалось, но пока это совершенно неочевидно. И новый спектакль вахтанговцев смотрится исключительно как бесцельная комедия об обаятельнейшем самодуре. Главный плюс постановки — сокрушительная харизма и исключительное дарование актера Максима Суханова.