В Москве наконец-то появился свой «Призрак Оперы»

Можно смело сказать, что все десять лет своей работы в Москве компания Stage Entertainment и ее директор Дмитрий Богачев шли к этому дню. Чтобы здесь появилось шоу такого высокого бродвейского уровня, понадобилось основательно потрудиться. Во-первых, создать лояльную аудиторию, которая бы подбиралась к цифре с шестью нулями, — иначе окупить проект стоимостью 10 млн долларов попросту невозможно. Во-вторых, собрать и обучить команду, способную со скрупулезной точностью вести многонаселенный и технически сложный спектакль, где знаменитая люстра должна падать на сцену, а не на головы зрителей, где лодка обязана скользить по глади подземного озера как бы сама собой, а пиротехника — взрываться в нужное время, не подпалив ни один из трехсот роскошных костюмов. Нужно было провести полную реконструкцию сцены и главное — вырастить плеяду артистов, чувствующих себя в жанре мюзикла как рыбы в воде.

Впрочем, кастинг на «Призрака» все равно проходил тяжело — партитура Эндрю Ллойда Уэббера, написанная в классической, почти оперной манере, требует от вокалистов хорошей школы и настоящего мастерства. В результате в труппу мюзикла вошли солисты Большого, «Геликон-оперы» и Камерного театра Покровского, а также артисты, прошедшие огонь и воду российских мюзиклов. Норд-остовцы Юрий Мазихин и Алексей Бобров превосходно сыграли комическую парочку директоров, которые пытаются навести свои порядки в Парижской опере. Евгений Зайцев (Рольф в «Звуках музыки» и принц Эрик в «Русалочке») исполнил роль наивного и самоуверенного, но пылко влюбленного мальчишки Рауля. А оперная певица Ирина Самойлова стала блестящей характерной примадонной Карлоттой.

Настоящим открытием каста стала непосредственная и обаятельная Кристин Даэ Тамары Котовой, прежде певшей в опереттах Петербургского театра музкомедии (в другом составе главную женскую партию исполняет Елена Бахтиярова). Ее чистый и звонкий голос летел над залом, будто им и правда управлял магический музыкальный гений. Но самая сложная задача выпала на долю исполнителей роли Призрака — Ивана Ожогина и Дмитрия Ермака. Лицо героя скрыто под маской, то есть актеры лишены одного из своих главных рабочих инструментов. В их арсенале остается только пластика и, конечно, голос. Голос, который должен быть инфернальным и в то же время человечным, нежным и зловещим, зовущим и пугающим. Иван Ожогин, завоевавший «Золотую маску» и сердца поклонниц ролью графа фон Кролока в мюзикле «Бал вампиров», справляется с вокальной стороной партии вполне уверенно, хотя ему, как мне кажется, еще предстоит найти нужную интонацию для своего героя, прояснить психологические мотивировки и наполнить роль драматическим содержанием.

Отдельно хочется сказать о безупречно работающем ансамбле и оркестре под управлением Мириам Барской — тут все на высоте. Да и русский перевод Алексея Иващенко вполне адекватен либретто Чарльза Харта, хорошо ложится на музыку и не режет слух.

В общем, получилось как в Лондоне, только лучше. В столице Великобритании The Phantom of the Opera давно стал туристической достопримечательностью вроде Биг-Бена, Тауэра и Музея Мадам Тюссо. Среди множества современных мюзиклов Уэст-Энда «Призрак» выглядит немного запылившимся музейным экземпляром большого стиля. Но в Москве за отсутствием реальной конкуренции он высится подобно Монблану, а драйв и азарт покорителей этой вершины музыкального театра заряжает спектакль небывалой энергией.