Театр наций, сегодня один из самых прогрессивных театров страны, решил обзавестись собственным детским спектаклем. Курсу на европейский репертуар здесь остались верны и на этот раз. Премьерные показы «Детского сада стихов» уже состоялись 7–9 июня, но свой окончательный вид он наверняка обретет после открытия нового сезона в октябре.

Литературный материал, выбранный молодой, но весьма опытной в работе над детскими проектами актрисой и режиссером Полиной Стружковой, оказался неожиданным и непростым — это стихи Роберта Стивенсона из цикла «Детский сад стихов». Стивенсон, большую часть детства протомившийся в постели (он очень часто болел крупами и бронхитами), вспоминает свои многочасовые игры, полные безудержной фантазии и опасных путешествий в стране одеял и подушек. Вот где, оказывается, сформировался автор «Острова сокровищ» – в «стране Кровати». По ночам же маленького Роберта одолевали горячечный бред, бессонница, ему мерещились страшные тени на стене и шорохи в коридорах. Эти немощи, также запечатленные в «Детском саду стихов», и подарили миру будущего создателя «Доктора Джекилла и мистера Хайда».

Но Полина Стружкова и ее актеры не захотели превращать сценическое действие в прилежную иллюстрацию стишков — а ведь именно к этому чаще всего сводятся подобные затеи. Происходящее на сцене лишь отчасти навеяно поэтическими темами и образами Стивенсона. Отталкиваясь от них, авторы спектакля (а он явно создавался общими усилиями) сочиняют и свою сквозную линию, и свои диалоги — фея Кувшинка (Надежда Лумпова) и фея Чабрец (Иван Орлов) спорят, что лучше: быть маленьким или взрослым. Спорят хотя и азартно, но миролюбиво, а ответа так и не дают. Стихи же приводят как аргументы.

Впустив детей в уютный зальчик Малой сцены и попросив разуться, актеры предлагают им усесться на большой матрас — зрительские кресла на спектакль снимают. С трех сторон от матраса, а то и прямо посередине разворачиваются события — только успевай крутить головой. Дети словно попадают в сад, где обитают пестрые цветочные феи-музыканты в остроконечных шляпах, как будто сошедшие с картин шведской писательницы и художницы Эльзы Бесков. И пока родители на задних скамейках бдят над головами своих чад, как их тут только не развлекают! Вот на стене вырастает тень великана и никак не может поймать тень мяча, которая все проскальзывает у нее между пальцев. С потолка спускается кастрюлька с кашей, луна превращается в циферблат. Пляшут и пугают в темноте зубастые мультяшные головастики, сыпется снег — можно вскочить, поймать и унести с собой. А в конце над детьми вдруг вздымается шатер, и на его стенах, как настоящие, прорастают лилии. Пока идет эффектная игра предметами, особенно пленяющая девочек, мальчики начинают отвлекаться и потихоньку тузить друг дружку, потому что сюжет отступает на второй план и персонажи бледнеют. Будем надеяться, однако, что к осени и за этим дело не станет.