В Театре Маяковского поставили народную мелодраму.

«Бесприданницу в Маяковке в последний раз ставили в 1940 году. Это был спектакль Юрия Завадского с Марией Бабановой и Михаилом Астанговым в главных ролях. Сегодня свою версию пьесы Островского в театре сделал питерский режиссер Лев Эренбург. Она вполне может стать хитом в столичном репертуаре: новая история Ларисы Огудаловой (ее играет Полина Лазарева, внучка Светланы Немоляевой и Александра Лазарева-ст.) — не о любви, а о страсти, которая, как известно, ни к чему хорошему не приводит. 

От Эренбурга (врача по образованию) театралы не ждут  прямой иллюстраций классики. В современность действие он не переносит, но и точно по тексту никогда не ставит. Не боится домысливать за автора и обязательно наделяет героев физическими недугами,  — кому мигрень «пропишет», кому — радикулит. «Бесприданница» в Театре Маяковского не стала исключением из общего правила. Но даже если вы не любите новых трактовок старых пьес, этот спектакль вас захватит. Герои Островского здесь не похожи на себя, страсти между ними кипят нешуточные, да и финал удивит. 

Лариса у Эренбурга вовсе не кроткая голубица, которую окружающие ее мужчины видят исключительно в роли своей любовницы. Она нервозна, вспыльчива, порой агрессивна. Матери она грубит, нелюбимого Карандышева терпит из последних сил (брезгливость по отношению к жениху Лариса демонстрирует постоянно), любимому Паратову закатывает истерики. Мужчины же бредят ею, готовы покупать пароходы, тут же их сжигать, разводиться, жениться вновь. Лишь бы она была счастлива. Паратов, кстати, тоже любит Ларису по-настоящему, но по версии Эренбурга никак не может этой самой любви сдаться. Он — промотавшийся делец, которого в первой же сцене спектакля неизвестные личности пытают горячим утюгом. Мол, не отдашь долги, и с тобой, и с твоей Ларисой покончено. Вот и выходит, что жениться на выгодной невесте — единственный шанс спасти любимую. 

Кроме прочего, Эренбург придумал две любовные линии, совсем никакого отношения к пьесе Островского не имеющие: Харита Игнатьевна у него — мать-одиночка, с молодости влюбленная в еще одного обожателя своей дочери купца Мокия Кнурова. А провинциальный актер Робинзон, которого Паратов повсюду таскает за собой — гей, по ушли влюбленный в своего благодетеля. 

Любовь в этом спектакле невозможна в принципе. А вот страсть… Страстью, как крутым кипятком, обжигаются абсолютно все. Отсюда эти преувеличенные жесты: заламывание рук, истошные крики, истеричные рыдания, поцелуи взасос. Под цыганские песни (оркестр сцену не покидает) герои пускаются в пляс, под них же напиваются до потери сознания и собираются топиться. И, как всегда у Эренбурга — каждый из героев испытывает если не боль, то какие-нибудь неудобства. Герои у него постоянно спотыкаются, ушибаются, обжигаются, их тошнит, у них сводит спину. Это сама их человеческая природа намекает, — здесь любви не выйдет, гармонии не случится.

В таких обстоятельствах Ларисе, так отчаянно желавшей настоящего чувства, нашедшей его и мгновенно потерявшей (Паратов таки женится, чтобы отдать долги) и правда лучше умереть. Карандышев убивает ее не намеренно. Плохо смазанный пистолет выстреливает. В эффектной финальной сцене полураздетая Лариса, умирая на берегу Волги, будет вслух радоваться роковой случайности, а цыгане продолжат играть свою плясовую. Что и говорить, такого душераздирающего зрелища как новый спектакль Эренбурга Москва не видела давно. И судя по тому, какие аншлаги он собирает, звание новой народной мелодрамы он вполне заслуживает. Не верите? — убедитесь сами.

Бесприданница (543918)
Вы можете изменить этот текст