Зудина и Пореченков в ролях аристократки и насильника.

Олег Табаков доверил первую премьеру сезона в МХТ Роману Феодори, режиссеру, которого в Москве знают мало (Феодори работает в Красноярскорм тюзе). Что еще удивительнее, худрук МХТ рискнул согласиться на постановку «Трамвая «Желание».

Главную пьесу Теннесси Уильямса в столице ставили мало и почти всегда неудачно. Эталоном до сих пор считается спектакль Андрея Гончарова (1970 год) в Театре Маяковского, в котором играли Светлана Немоляева и Армен Джигарханян.

В новом спектакле про животную страсть и связанные с ней «мильон терзаний» заняты суперзвезды театра и кино — Марина Зудина, Ирина Пегова, Михаил Пореченков и Михаил Трухин.

Казалось бы, Феодори не прогадал с «кастингом». Зудина должна быть органична в роли бывшей аристократки с разгульным прошлым. Пегова, безусловно, хороша в образе ее неотесанной сестрицы Стеллы. Трухин подходит на роль заикающегося от страха поклонника Бланш. Да и Пореченков может быть по-своему убедителен в образе мужчины-животного. На деле же вся четверка смотрится чуть ли не комично. Зудина в спектакле Феодори откровенно фальшивит, ее Бланш выглядит манерной потасканной лгуньей, но никак не томной страдалицей. Пореченков в роли Стэнли, привыкшего чавкать за обедом и крушить мебель, если что-то приходится ему не по вкусу, вызывает смех в зрительном зале. Трухин и Пегова также не бесспорны в своих работах: первый переигрывает с влюбленностью, вторая явно эксплуатирует собственный имидж актрисы, играющей недалеких девиц «из народа» (непонятно, как ее героиня, обожающая колотушки мужа, вообще могла оказаться родной сестрой Бланш).

Кроме этих четверых, на сцене с печальной регулярностью появляется кордебалет. Полуголые девушки и юноши активно изображают вакханалию «золотой молодежи», а в финале первого действия устраивают что-то вроде показа мод.

Что касается сценографии, то она, увы, ничего не дает спектаклю. Двухэтажная конструкция дома, где живут сестры и Стэнли, смотрится эффектно, но громоздко. Действие происходит на авансцене, пространство «дома», таким образом, никак не обыграно.

Безусловно, режиссерских придумок в спектакле много, другой вопрос — что они дают. Четыре часа действия, а внятной идеи — о чем Роман Феодори хотел сказать зрителю — увы, нет. Впрочем, касса спектаклю все равно гарантирована. У нас любят звезд и ценят антураж.

Трамвай «Желание» (543724)
Вы можете изменить этот текст