Елена Гремина поставила спектакль об утрате национальной идентичности.

Очередная премьера в Doc-е вполне соответствует «генеральной линии партии» — маленький, но очень злой театр всегда ставит про нас с вами. «150 причин не защищать родину» авторства Елены Греминой — это спектакль не столько про Константинополь, ставший Стамбулом вследствие кровавой бойни с турками. Сколько про русскую народную действительность, про страну с имперским прошлым, варварским настоящим и сомнительным будущим. Если вы любите иносказания и при этом можете «простить» театру — крохотный зал (в котором все сидят друг у друга на головах), а взволнованным актерам — неидеальную игру, то новый спектакль Doc-а вам точно понравится.

На сцене минимум декораций. Вешалка с мешковатыми кафтанами из разноцветной фольги, три-четыре гипсовых бюста, несколько треугольников-инструментов и орехи на полу. Однако каждый предмет несет символическую нагрузку. В 20-минутном (!) прологе орехи бьются друг о дружку в ладонях у артисток (все роли исполняют здесь женщины), производя странный завораживающий звук. Это судьба дает всем на орехи? Или скрипит вездесущее время? Музыкальные треугольники издают звуки сцепившихся военных мечей. Бюсты то и дело становятся отрубленными головами тысяч воинов. А когда на эти головы определенным образом накидывают платки — различимы очертания минаретов... Визуальный и аудиоряд очень важен в этом спектакле. Он беден, но не поверхностен. Зрителя гипнотизируют прошлым, которое (в буквальном смысле) звучит в настоящем. Галькой ли под ногами, орешками ли в руке, или тихим женским голосом, рассказывающим историю исчезнувшей страны.

Весь спектакль — как восточный ковер — соткан из разных материалов. Но в основе: документальные «Записки янычара» XV века («вербатим VX века») и стихи султана Мехмета. Последний, как десятки его предшественников, попытался завоевать столицу Византийской империи. И первый, кому это удалось. Вопрос «почему» — это основная тема спектакля Греминой. Почему «сильные мира сего» даже не пытались договориться ? Зачем не пришли на помощь европейские «друзья»? А единственный, который пришел, был оклеветан? Из-за чего самые умные и талантливые представители нации были не оценены соплеменниками и перешли на сторону врага? Объединяло ли что-то нацию, и верил ли верил ли кто-то в победу?

Параллели явственны и прозрачны: умных вождей-тиранов (как Мехмет), жаждущих напасть, полно и сейчас. Приближенные к власти и сегодня не могут объединиться даже во имя родины (им мешают амбиции и жажда наживы). Вменяемые политики вынуждены быть флюгерами при «царе» из-за страха за свою жизнь (как великий визирь Мехмета). Народ же безмолвствует и верит имперским сказкам про «народ-мессию», непобедимую нацию и неприступные города. Третий Рим на краю гибели. И новые «турки» вот-вот придут. Они то уж точно знают, что при отсутствии единства внутри страны, ее очень легко завоевать извне.

фото Михаила Гутермана