В Гоголь-центре шекспировская история происходит в затопленном морге.

Еще одну страшную современную сказку вместо спектакля на суд публики, жаждущей Шекспира в год его юбилея, представил Гоголь-центр и давно работающий с местной труппой француз Давид Бобе. Его версия главной пьесы английского барда была заметно похожа на перформанс (безусловно, прелюбопытный), однако структуру полноценной постановки она все же сохранила. Набор спецэффектов и эпатажных придумок скрепил великий текст (ему, правда, изрядно мешали назойливые «бля...» невпопад). Трагедия случилась, — Эльсинор «утонул», и мертвецы его не восстали.

Прежде чем идти на такого «Гамлета», приготовьтесь к трехчасовому действию без антракта. Мрачным декорациям (дело-то в морге происходит), практически полностью погруженной во тьму сцене. В течение трех часов здесь бегают полуголая молодежь, иногда в черных кожаных куртках и с дредами. Гамлет один раз даже в костюме Бэтмана.

Только почему-то Бэтмен этот «машет крыльями», стоя по колено в воде, с определенного момента заливающей сцену. Может быть, это какой-то водяной Бэтмен? С визуальной  точки зрения все эти брызги воды, очерченные мягким светом, конечно, прекрасны. Картинка в принципе— загляденье. Но с точки зрения смысла — что это дает — понятно не очень. Эффектны выдвижные полки морга, которые то и дело показывают нам очередного мертвеца. И гигантские буквы-подставки (из них легко складываются имена «Гамлет, «Полоний» «Гертруда» и т. д.). Кстати, больше никаких предметов на сцене нет. Призрак и тот появляется как расстекающаяся видеопроекция на заднике сцены. Что касается музыки, но она звучит назойливо и страшно... И всегда это одно из двух — либо противный треск, либо потусторонний грохот.

Филипп Авдеев в роли Гамлета статичен: он играет исключительно нервного юношу, из тех, кто много матерится, курит что-то не то и размахивает то мечом, то пистолетом. Случайным выстрелом он, кстати, убивает Полония. Смотреть на кривляния этого одинокого мальчика, подозрительно похожего на серебренниковских «отморозков», в течение длительного времени скучновато, но такова, по всей видимости, задумка. Оживляет действие Полоний (его играет блистательный Алексей Девотченко, привнесший в мрачный спектакль нотку юмора и тепла. Он здесь грустный клоун, его жаль.) И актриса старой школы Ирина Выборнова (Гертруда). Слишком разителен контраст между всей труппой и ею, актрисой с прямой спиной, поставленной речью, медленными, но всегда точными движениями на сцене. Хотя сказать, что контраст этот в плюс спектаклю, тоже не скажешь.

Изображать артистов заезжего театрика Бобе доверил актерам-даунам. Спекулятивный прием настолько не новый, что уже даже эффекта не гарантирует. О том, что все в этой старой новой истории неполноценны, ясно и так. И век, как сказал Шекспир, давно расштан.

фото: Алекс Йоку, с официальной странички театра на facebook