Холина заставила вахтанговцев танцевать Шекспира.


«Отелло» Шекспира — едва ли не главная пьеса сезона. Не успели театралы оправиться от впечатлений после бутусовской версии трагедии в театре «Сатирикон», как случилась премьера в Театре им. Вахтангова. Эстетика кардинально другая: без абсурдистких отвлечений и бьющей под дых эксцентрики (чем так славен Бутусов). Хореограф Анжелика Холина подарила публике рафинированную мелодраму, сыгранную без слов. Само собой, поклонники театра, прежде всего, эффектного и чувственного, в восторге.

Стиль Холиной завсегдатаям Театра Вахтангова хорошо известен — она ставила здесь хореодрамы «Берег женщин» и «Анну Каренину». Многие видели и ее спектакль «Кармен», сделанный в том же, невербальном ключе. Обязательные составляющие: совершенная сценография, «проверенная» музыка (здесь — Джон Адамс), сюжет, противопоставляющий мир мужчины миру женщины и... драматические артисты, выступающие в балетном амплуа. Хореографию трудно назвать выдающейся, но нескучной — безусловно. Язык тела для Холиной — самый внятный и вполне конкретный. Она уверена — сфальшивить или «переиграть» в танце невозможно. Хореограф вытаскивает из каждого своего артиста не очевидные таланты, дает роли «на вырост» и на преодоление. Ольга Лерман вместо привычного ей образа сильной женщины с прошлым (Каренина, Кармен) в новом спектакле примеряет образ кроткой голубки Дездемоны. Сериальный супергерой Григорий Антипенко пытается справиться с ролью страдающего от ревности мавра. Великолепному драматическому артисту Виктору Добронравову достается один из самых виртуозных танцевальных отрывков, — танец зависти и злости Яго не может не удивить даже самых ожесточенных скептиков.


Намеренные красивости (в которых так любят обвинять Холину критики) — главное, за чем стоит идти на этот спектакль. Сценография Мариуса Яцовскиса безупречна: черный шелковый фон, зловещие очертания старой люстры в разрушенном доме (на люстре сидят неподвижные вороны). Резкий всплеск света и цвета на сцене — Дездемона в белоснежном платьице с невесомым шлейфом. И изумрудные шаровары турецких воинов, с которыми меряется силами отряд Отелло. Несмотря на минималистское оформление, сцена смотрится эффектно. Черно-белый трагический мир оживает на глазах. В финале Дездемона, как подстреленная чайка, падает замертво. Ее поглощает тьма. А когда черного цвета на земле (и на сцене) становится больше, никого уже не спасти.

Анжелике Холиной и ее артистам удалось в этом спектакле главное — шекспировские страсти не кажутся здесь отвлеченными. Всё узнаваемо и страшно. И история о человеке, который, убив любовь, растерзал собственное сердце и уничтожил надежду на счастье, тоже вполне сегодняшняя.

фото Екатерины Цветковой