Иван Вырыпаев поставил спектакль о смысле жизни.



Высидеть три часа (в программке указано два с половиной) в душном маленьком зале, будучи погруженным в тему борьбы с раком, конечно, испытание. Однако и эффект производит сильнейший. Вырыпаев по сути поставил не спектакль даже. А осуществил некий социальный проект, цель которого — чтобы зритель задумался о том, как он живет, ради кого и зачем.

«Благодать и стойкость» сочинил Кен Уилбер, современный философ, которого называют «Эйнштейном в области человеческого сознания». Его теория жизни и смерти — единая система самых разных точек зрения на Вселенную. Он объединил открытия , совершенные в области психологии, социологии, философии, мистицизма и религиоведения, постмодернистского движения и др. «Благодать...» — книга об этом. Но никаких нравоучений или научных выкладок в ней нет. В основе — дневники супруги Кена (Трейи Киллам), умершей от рака спустя 5 лет после свадьбы. Иван Вырыпаев, никогда особо не любивший театральные эффекты, так же, как и демонстрацию эмоций на сцене, не стал изобретать велосипед. Как режиссер он ограничился своим же методом: предельная отрешенность артистов от действия и слов. «Спектакль» — это два человека (американец Казимир Лиске и полячка Каролина Грушка), сидящие в креслах перед зрителями и зачитывающие с листа текст Уилбера (текст на английском, русский перевод дают в наушники). В качестве декораций — черный задник с видеопроекцией красных точек и необъяснимых всполохов. Иногда жутковатая электронная музыка. Это всё.

Тем не менее другого такого же душераздирающего зрелища  в театрах столицы сегодня не найти. И дело не в перечислении страшных процедур или описании последствий химитерапии, даже не в подробном анализе эмоций, неизбежно возникающих в паре, которая вместе пытается пройти сквозь испытание (страх, отчаяние, надежда, гнев, снова надежда, и снова отчаяние). А в выводах, к которым приходит Трейя и Кен. О внимании к жизни, о приятии смерти, о любви к себе, о близости с другими, об осознании себя частью Вселенной. В будничной жизни задаваться такими вопросами никому не приходит в голову. Но Уилбер, а с ним и Вырыпаев, и его артисты — задаются. И  хотят, чтобы задались другие. Как страшно, что возможно это, только когда они дают нам книгу или спектакль-почещину. Как бы говоря: «Очнитесь, будьте людьми, жизнь такая короткая».