Новый спектакль Юрий Грымов поставил в РАМТе.

Режиссер Юрий Грымов в театре работает нечасто, на его счету всего три постановки. Однако интересом у публики работы «рекламных дел мастера» и киномэтра неизменно пользуются. Недавняя премьера «Цветы для Элджернона» — лишнее тому доказательство. В РАМТе нет свободных мест, и, несмотря на затянутый хронометраж и совсем непростую тему спектакля, в антракте никто не уходит.

В основе «Цветов» — одноименный роман Дэниела Киза, по непонятным причинам незнакомый большинству из нас. Между тем, роман этот еще в 1966 году получил Премию Небьюла (премия Американской ассоциации писателей-фантастов). Да и количество его экранизаций впечатляет. Самая первая, в которой роль Чарли играл актёр Клифф Робертсон, получила «Золотой глобус». А сам актер был награждён «Оскаром».

Главный герой — Чарли Гордон страдает слабоумием. Он участвует в научном эксперименте по насильственному увеличению интеллекта. В результате становится гением. Однако врачи дрпускают ошибку — и с той же стремительностью, с которой Чарли «поумнел», он деградирует. Финал у фантастической истории страшный и предсказуемый — Чарли доживает свой век в приюте, еще в более тяжелом состоянии, чем до операции.

В этой истории интересна, прежде всего, та борьба, которую ведет мозг Чарли с его душой. Он поумнел, но личность его вырасти не успела. В такой ситуации внутренний конфликт неизбежен — Чарли тяжело не только с самим собой, но и окружающими его людьми. Он может управлять своими мыслями, но со страхами «прежнего» Чарли сделать не может ничего. Его преследуют призраки истеричной матери, ненавидящей его сестры, издевающихся «коллег» по работе в пекарне. Но больше всего его мучает любовь. Чувство к женщине-врачу натыкается на глухую стену прошлого. Слабоумный Чарли не может разрешить умному двойнику вступить в физический контакт с женщиной. Даже самый умный ребенок — это еще не взрослый. Помимо мучительных душевных испытаний личного характера, Чарли сталкивается с давлением общества. Он — как лакмусовая бумажка всеобщей нравственности. Он — интеллектуал-гений с чистой душой. И он «выращен» научным путем. Общество оказывается неготовым принять «полубога». И вряд ли когда-нибудь окажется. Человек с иной, совершенной формой сознания — это потенциальный враг человеку сегодняшнему, ослепленному завистью и жаждой наживы.

Таким образом, история Чарли поднимает сразу два вопроса: можно ли считать человеком того, кто развит интеллектуально, но душа у него, как у ребенка (или, может быть, человек — это прежде всего, душа, а потом мысли?) И второе: когда социум сможет воспринимать «иных», не делая из них врагов? Спектакль совершенен с точки зрения сценографии (художник Мария Трегубова придумала белоснежные и легкосдувающиеся облака (они же больничные перины, белое тесто и пустоты в мозгу героя) и любопытен с точки зрения режиссуры. Кинопрошлое Грымова, конечно, очевидно, но все эти «флэшбеки» и «монтаж сцен», безусловно, любопытны молодому зрителю. Актерская игра также на уровне. А работа Максима Керина (молодого артиста, выступающего в роли Чарли) заслуживает отдельного текста. Для дебютанта это однозначная победа.

И все же «Цветам» чего-то недостает. Как будто нет какого-то одного крошечного винтика, чтобы заработала вся машина. Не хватает какой-то внутренней силы, эмоциональной направленности и самого главного — ответа на вопрос «зачем?». Но идти на грымовский опус все равно стоит. Хотя бы ради того, чтобы восполнить досадный пробел в знании американской классики.

фото Светланы Маликовой