Евгений Писарев поставил оперу в МАМТе.

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко решили завершить сезон на радостной ноте. В афише появилась комическая опера Россини в постановке Евгения Писарева. Худрук Театра им Пушкина и известный «комедийных дел мастер», в оперном жанре дебютант. Однако про первый блин комом речь не идет. После успеха на первых показах, «Итальянке» пророчат отличную кассу и почетное место в репертуаре МАМТа.

Идеальную опера-буфф Россини с момента ее возникновения ждал успех. Правда, временный. Поскольку в 1813 году, во времена всеобщей войны с Наполеоном, она имела какой никакой, но все же агитационный характер. А после оказалась никому не нужна.
По сюжету главная героиня — прекрасная итальянка Изабелла — попадает в плен к бею Мустафе. Там же, в  рабстве томится ее возлюбленный Линдор. Однако никакой мольбы или горьких слез, — гордая красавица обводит вокруг пальца тщеславного араба и удирает в родную Италию вместе с женихом и всеми соплеменниками заодно. О чем должны были задуматься зрители? — да о том, что итальянцы «ого-го» и вообще «головы и в рабстве поднять сумеют».

Евгений Писарев лишил «Итальянку» патриотического пафоса, оставил один только анекдот. Надо ли говорить, что лучше него анекдоты никто не ставит. Публика пребывает в восторге, когда жеманничает Изабелла, завлекая в любовные сети придурковатого бея. Или когда этот самый бей крутит гигантскими усами и кого ни попадя грозится посадить на кол. Комические сценки сменяют одна другую, спектакль мчится к финалу быстро и уверенно. Солнечная и «утешительная» музыка Россини добавляет ему еще сто очков.

Увы, в

сё спеть, как надо, удается не всем. Вокал идеален только у приглашенного Максима Миронова (партия Линдора, возлюбленного героини). Но по части драматических талантов труппа «Стасика» впереди планеты всей. Прекрасен Дмитрий Степанович в роли Мустафы, убедительна Елена Максимова в роли Изабеллы, неподражаем Евгений Поликанин в образе Таддео. Актерские удачи выглядят еще ярче на фоне остроумной сценографии Зиновия Марголина. Все происходящее сравнивается с партией в шахматы. Так, на сцене возникают гигантские шахматные фигуры (заодно символизирующие католические шпили и турецкие минареты), а смысл оперы, укладывающийся во фразу «кто кого», становится совсем прозрачным. Надо отдать должное и художнику по костюмам — Виктории Севрюковой. Они получились на редкость яркими и смешными (чего стоит только птичка в клетке вместо головного убора одной из восточных служанок). Расстарался и оркестр под управлением Феликса Коробова.

Очевидно, новую постановку в МАМТе уже (!) любят по обе стороны рампы. И какая бы критика не обрушилась на премьеру, это не будет иметь никакого значения. Идеальных спектаклей выходного дня в Москве катастрофически мало, а «Итальянка» Евгения Писарева, несомненно, один из них.