На сцене МХТ — провокационный спектакль о современной России.

Режиссер Константин Богомолов взял на себя смелость поставить спектакль, который легко приравнять к акту протеста. Против сегодняшней власти, против двойной морали, против тотальной лжи. Его «Идеальный муж» — это такой новый Уальд. По-прежнему восхитительно дерзкий, но уже не изящный и ни разу не светский. Движущей силой спектакля является злость, целью — обличение, а формой — провокация. Всем, кто не верит в существование политического театра в России, смотреть обязательно.

В «Идеальном муже» режиссерский метод Богомолова (а именно — непредсказуемый монтаж произведений разных жанров, эпох и художественных систем) достиг своего апогея. Никаких вопросов не вызывает принудительное скрещивание Уайльда, Шекспира, Чехова, рекламных заставок про майонез «Ряба» и полублатных хитов звезд русского шансона. Всё ладно скроено и крепко сшито, — ровно, как в нашей действительности. Ромео и Джульетта сегодня — это два гея, скрывающих свою связь, потому как ни политику, ни известному певцу не пристало «позориться». Три сестры — гламурные фифы из Vogue-кафе, мечтающие «работать», но ничего ровным счетом для этого не делающие. Мефистофель — отец Артемий, благославляющий все непотребства власти и открыто содержащий сиротский приют для извращенцев. Дориан Грей — усилиями п ридворных художников «вечно молодой» братан, захвативший власть в стране. Иносказаний, принятых в театре, здесь как будто бы нет. Ядовитая ярость против тех, кто уродует страну, сочится из каждой произносимой актерами реплики. Зритель охотно смеется, но взгляд у него испуганный: так можно? И вот об этом? И о том?

Богомолов и перед театром в долгу не остался. Издевательски повторил он телевизионный ролик с участием Михаила Пореченкова , артиста МХТ, рекламирующего майонез. И в очередной раз похохотал над 70-летними актрисами, все еще играющими первых раскрасавиц мирового репертуара. Театр общепринятый, традиционно-психологический, по Богомолову, мертв и уже не воскреснет.

Режиссеру явно нравиться быть злым. Это бодрит. Зрителей, к слову, тоже. Отдельного восхищения заслуживает сюжетная завязка. По Уайльду некая авантюристка миссис Чивли грозит политическому деятелю Роберту Чилтерну разоблачением его прекрасной репутации. Мол, в ее руках доказательство государственной измены. Богомолов отредактировал все таким образом, что миссис Чивли превратилась у него в Миссию Чивли (Марина Зудина), владелицу заводов по производству «резиновой хрени». А госдеятельЧилтерн — в министра Роберта Тернова (Алексей Кравченко), возлюбленного известного певца Лорда (Игорь Миркурбанов) и одновременно — примерного супруга некоей Гертруды (Дарья Мороз). Последняя тоже занимается «резиновым» бизнесом, в ее руках — тендер на производство «хрени». Но тендер нужен и Миссии. Ее главный козырь в этой борьбе — разоблачительное видео гей-любви Роберта и Лорда.

Перессказывать дальнейшее нет смысла, но вот что важно — перепитии сюжета, с учетом сегодняшних реалий, вовсе не кажутся такой уж извращенной фантазией. Сыграны они будто бы не всерьез. Как черная комедия или пародия на слезливую мелодраму. И все-таки спектакль куда серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Демонстрация безобразной клоунады, творящейся в верхах, для Богомолова не только повод поиздеваться. Это еще и повод задуматься, что будет с уголовной страной дальше. Что с нами со всеми будет, когда смех закончится? И останется одна только пошлость.

фото Екатерины Цветковой